nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Categories:

Темпора мутантур, а мы все те же. цЫтаты

По начинающейся традиции публикую несколько цЫтат из текста. Кого-то они могут сподвигнуть на переход по низлежащим ссылкам на аж пять частей сочинения г-на Плеханова и вдумчивое прочтение текста (достаточно большого, по правде говоря), кому-то просто дадут пищу для ума, без обязательного прочтения всего труда.
цЫтат не очень много, но они очень показательны, как мне кажется.


Прежде всего я отмечу взгляд, заимствованный французскими теоретиками, — например, Бодэном, а после него Монтескье, — у некоторых писателей классической древности и объяснявший действием климата все главнейшие особенности характера данного народе и свойственного ему общественного строя: при одном климате возможны только большие деспотические государства, при другом — только республики вроде древних греческих, и так далее.

По Рэйналю, ход развития культуры обусловливается ходом развития торговли. «Народы, цивилизовавшие все другие, — утверждал он, — были торговыми народами». Но торговлей занимается именно третье сословие. В тех странах, где оно не развито, нет ни технических искусств, ни нравственности, ни просвещения. В России оно отсутствует. В этом состоит ее самое главное отличие от передовых стран Западной Европы.

Маркс писал: «Материалистическое учение о том, что люди представляют собою продукт обстоятельств и воспитания, и что, следовательно, изменившиеся люди являются продуктом изменившихся обстоятельств и другого воспитания, — забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми, и что воспитатель сам должен быть воспитан. Оно необходимо приводит поэтому к разделению общества на две части, из которых одна стоит над обществом».

Сама Екатерина обещала, как мы знаем, г-же Жоффрэн завести в России третье сословие. В своем «Наказе» (§ 317), она, «грабя» французских просветителей, провозгласила: «Торговля оттуда удаляется, где ей делают притеснение, и водворяется тамо, где ее спокойствия не нарушают». Но законодательная деятельность нашей Семирамиды направлялась главным образом на защиту интересов дворянства и уж ни в каком случае не была руководима заботой о том, чтобы обеспечить будущее торжество свободы в России.

«О России судить применяйся к другим государствам Европейским, есть тож, что сшить на рослого человека; платье, по мерке снятой с карлы, — писал Болтин. — Государства Европейские, во многих чертах, довольно сходны между собою; знавши о половине Европы, можно судить о другой применялся к первой, и ошибки во всеобщих чертах будет не много; но о России судить таким образом неможно, понеже она ни в чем на них не похожа, а особливо в рассуждении физических местоположений ее пределов».

«С тех пор, как юношество свое стали мы посылать в чужие краи и воспитание их вверять чужестранцам, нравы наши со всем переменилися; с мнимым просвещением насадилися в сердцах наших новые предубеждения, новые страсти, слабости,, прихоти, кои предкам нашим были неизвестны: погасла в нас любовь к отечеству, истребилася привязанность к отеческой вере, обычаям и проч.; и так мы старое позабыли, а нового не переняли, и став непохожими на себя, не зделалися тем, чем быть желали».

«Все что вы ни написали остается праздным и бесполезным, понеже из него никакова упражнения уму зделать не можно».

«Я не нахожу беднейших людей, как наших крестьян, — писал А. Я. Поленов, — которые, не имея ни малой от законов защиты, подвержены всевозможным не только в рассуждении имения, но и самой жизни, обидам, и претерпевают беспрестанные наглости, истязания и насильства; от чего неотменно должны они опуститься и придти в сие преисполненное бедствий... состояние, в котором мы их теперь действительно видим».

«Примечено многими, что с тех пор как стали мы устранятися обычаев наших предков и начали жить, сообразуйся иностранным, зделалися мы слабее, чаще подвержены стали быть болезненным припадкам, и меньшее число из таковых до глубокой старости доживают. Главными тому причинами, по моему скудоумию, полагаю уничтожение обычая ходить в бани и введение французской поварни».

Коснувшись Боярской Думы как верховной судебной инстанции, Леклерк привел тот отзыв Вольтера, что не знание, а чин и рождение делали русских людей членами этого судилища.

[…] необходимо признать зачатком сравнительно-психологического метода тот полемический прием, к которому часто прибегают в своих ссорах люди, лишенные умственной культуры, и который состоит в том, что один из противников, будучи обозван дураком или вором, бойко отвечает: «от дурака» или «от вора слышу».

Екатерина II отличалась умом очень деятельным, но при этом крайне поверхностным. Всякий раз, когда она имела неосторожность пускаться в теорию, она беспомощно запутывалась в понятиях, оперировать с которыми было, кажется, не так уже трудно.

В нашей литературе XIX столетия идеализация старого русского быта вызывалась иногда желанием передовых писателей дать историческое обоснование своей демократической программе. Поэтому, — замечу мимоходом, — идеализации подвергалась тогда больше Русь удельно-вечевой эпохи, нежели Русь времен московских великих князей и царей.

Отсутствие сластолюбия в старой Москве вело за собою то, что «почти всякой по состоянию своему без нужды мог своими доходами проживать и иметь все нужное, не простирая к лучшему своего желания, ибо лучше никто и не знал».

«Все жалкие Иеремиады об изменении Русского характера, о потере Русской нравственной физиогномии, или не что иное как шутка, или происходят от недостатка в основательном размышлении. Мы не таковы, как брадатые предки наши: тем лучше! Грубость наружная и внутренняя, невежество, праздность, скука были их долею в самом вышшем состоянии: для нас открыты все пути к утончению разума и к благородным душевным удовольствиям. Все народное ничто перед человеческим. Главное дело быть людьми, а не Славянами. Что хорошо для людей, то не может быть дурно для Русских; и что Англичане и Немцы изобрели для пользы, выгоды человека, то мое, ибо я человек!»

«Чтобы заставить русских походить на другие народы, надо было, — говорит Левек, — поставить их в одинаковые с ними условия. А для этого следовало дать им свободу. Когда русские станут свободными, они сравняются с другими народами в области промышленности или даже превзойдут их. Именно Петр, так крепко державший власть в своих руках, мог заставить дворянство освободить крестьян».

В доказательство этого Левек приводит пример русского торгового человека Соловьева, который, — быв послан Петром по торговым делам в Голландию — сумел приобрести там и богатство и доверие со стороны голландских купцов. Но впоследствии, отказавшись дать взятку некоторым придворным Петра, он был очернен ими перед государем и получил приказ немедленно вернуться в Россию. От этого сильно пострадали интересы его голландских кредиторов и упали только что начавшиеся торговые сношения русских с Голландией.



Мне кажется, что тем, кто не знаком с этим произведением Плеханова, стоит прочитать и весь труд. Там еще много интересного.

P.S. Каюсь, все это многопостовое сочинение имеет много букв и трудно к прочтению. Но сегодня это будет единственное, что я набложу.
Tags: Плеханов, цЫтаты, чужое
Subscribe

  • ЧТД

    В 2013 году любовь к России перевесила чувство самосохранения у европейских марионеточных внешнеполитиков, и данные Януковичу гарантии были смыты в…

  • Как же ***бал этот ваш "кабмин"...

    Всё чаще в российских СМИ вместо русского "правительство" используется украинское "кабмин". Ладно бы какие-то шлакосми, экономящие на авторах и…

  • Апофеоз некомпетентности

    Врио губернатора Белгородской области Вячеслав Гладков решил провести эксперимент и записаться к себе на прием, сделать это у него не получилось. «…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments