nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Всё течет - ничего не меняется. Пример второй

Иногда у меня создается впечатление, что про экономику России вообще не нужно ничего писать - достаточно открыть газеты, книги, журналы, выпущенные 50, 100, 150, 200 лет назад. Там все - про нас сегодняшних... Очередной поиск отличий можно провести в отрывке из книги профессора Озерова

Итакъ, мы ставили себѣ задачей развитіе промышленности, и наша экономическая политика направлялась на то, чтобы натуральное хозяйство перевести въ денежное, для чего мы изрѣзываемъ страну желѣзнодорожной сѣтью, чтобы соединить отдѣльныя хозяйства съ рьнкомъ.

Мы ввели высокій таможенный тарифъ, чтобы содѣйствовать развитію промышленности, привлекаемъ иностранцевъ, иностранные капиталы... Правда, это обидно, если иностранцы переправляютъ дивиденды, полученные въ Россіи, за границу,—но что дѣлать, если своихъ капиталовъ не накоплено.

Но мы хотѣли одновременно выращивать разныя отрасли промышленности и, одновременно защищая ихъ всѣ высокими таможенными ставками, мы многимъ отраслямъ не только не содѣйствовали, а вредили.

Цѣль высокихъ таможенныхъ ставокъ—акклиматизировать промышленность у насъ, достичь низкихъ цѣнъ, но подъ защитой высокихъ таможенныхъ ставок организуются синдикаты, и русскимъ потребителямъ долго не увидать низкихъ цѣнъ, притомъ заинтересованнымъ сферамъ становится выгодно, чтобы промышленность оставалась въ младенческомъ состояніи; обратно съ пословицей: „корни ученія горьки, а плоды его сладки", у насъ корни промышленнаго обученія оказываются очень сладкими.

Самъ по себѣ протекціонизмъ, конечно, одинъ изъ крупныхъ факторовъ промышленнаго развитія, но одинъ онъ не можетъ дать плодовъ, здѣсь нуженъ рядъ другихъ мѣръ, и прежде всего извѣстная эластичность населенія, широкое образованіе, воспитаніе въ населеніи иниціативы, сильной воли.

Въ „Обзорѣ внѣшней торговли за 1900 г." приведена любопытная таблица, характеризующая высоту тамоя^еннаго обложенія у насъ: такъ, пошлина съ желѣзныхъ и стальныхъ издѣлій въ среднемъ составляетъ у насъ отъ 30 до 36% съ цѣнности, съ бумаги для письма пошлина взимается въ размѣрѣ 40%, съ шелковыхъ платковъ и матерій въ размѣрѣ 52%, съ тканыхъ и вязаныхъ матерій, пуха, шерсти и прочее въ размѣрѣ 45%, съ машинъ и аппаратовъ 23%, съ хлопка-сырца 49%, съ желѣза полосоваго и сортоваго 46 до 73%, со стали полосовой и сортовой 66°/о, чугуна въ штыкахъ 75%, съ цемента портландскаго 324%, съ натра и ѣдкаго кали 101%, съ шерсти чесаной и некрашеной 31% и т. д. Въ среднемъ по всѣмъ товарамъ въ 1900 г. уплаченная пошлина составляла съ цѣнности ихъ 33%

Населенію приходится тяжело расплачиваться за промышленные успѣхи Россіи, которые совершаются за счетъ высокихъ покровительственныхъ Пошлинъ.
Деревянные замки, неподкованныя лошади, деревянная борона... У нашего крестьянина, мѣтко замѣтилъ кто-то, только и металла, что мѣдный крестъ на шеѣ, да пятакъ въ карманѣ, и съ такимъ-то желѣзнымъ инвентаремъ призванъ нашъ крестьянинъ обрабатывать русскую землю и колонизировать необъятныЯ области Сибири. А между тѣмъ количествомъ желѣза измѣряется теперь степень цивилизаціи страны. Отчего это нашъ крестьянинъ не обзаведется желѣзнымъ инвентаремъ, чтобы лучше обезпечить себѣ успѣхъ въ борьбѣ съ природой?

Стоитъ сравнить для отвѣта движеніе цѣнъ на желѣзныя издѣлія у насъ и въ Соединенныхъ Штатахъ. Такъ, съ 1878— 1880 г. чугунъ въ Америкѣ стоилъ 37—59 к. пудъ, а въ 1896— 98 г. онъ стоилъ 27—4 к. зол. Желѣзо сортовое (1878—80 гг.) 90—126 к., а въ 1896—98 г. 61—5 к. Стальные рельсы (1878 — 8о г.) 140—88 к , а за тѣ же послѣдніе три года 52—37 к. Машинные гвозди 171—108 к., а за 1896—98 г. уже 108—58 к. (Радцигъ, „Желѣзодѣлательная промышленность всего свѣта". 1900 г., стр. 36). У насъ же до промышленная кризиса почти никакого измѣненія въ цѣнахъ не произошло, даже еще иногда наблюдалось вздорожаніе. Такъ, желѣзо полосовое 1878 г. Стоило 1 р. 36 к.— 1 р. 75 к., а въ 1894 г.—1 р. 30 к.—2 р. 35 к. Желѣзо листовое 2 р. 40 к. (1878 г.) и 2 р.—4 р. 40 к. (1894) и т.Д. Мы не будемъ приводить примѣровъ: ихъ множество въ таблицахъ г. Радцига, и по желанію можно найти цѣлый арсеналъ еще болѣе рельефныхъ. Отчего же такая разница въ движеніи цѣнъ у насъ и въ Америкѣ?

И въ Америкѣ и у насъ протекціонизмъ. Промышленность, несомнѣнно, какъ тамъ, такъ и у насъ развивается быстрыми шагами. Но въ то время, какъ американцы пользуются пословицей: „самъ живи и другимъ давай жить" и потому промышленники дѣлятся выгодами протекціонизма и съ потребителемъ, у насъ это не въ обычаѣ: „ужъ брать, такъ брать". И берутъ сколько можно болѣе. Оттого и въ нашихъ деревняхъ гвозди считаются предметомъ роскоши (стр. 37): пошлина на гвозди у насъ установлена въ 1 р. 40 зол., а въ Америкѣ гвозди иногда стоили пудъ только — 42 к У насъ одна пошлина на чугунъ 30 к. зол., а въ Америкѣ въ 1898 г. лучшій чугунъ 19—24 к. (стр. 40). Черезчуръ высокія пошлины у насъ ведутъ теперь къ застою промышленности: промышленникамъ слишкомъ хорошо, мало заботятся они о развитой техники, и теперь еще на Уралѣ есть доменныя печи, которыя работаютъ на холодномъ дутьѣ: въ 1896 г. было 47 такихъ печей.

Благодаря дороговизнѣ желѣза, самое оборудованіе многихъ предпріятій у насъ обходится очень дорого, и это ухудшает ь условія конкуренціи для насъ. Такъ, устройство мельницъ, по словамъ г. Радцига, обходится у насъ на 50% дороже, чѣмъ на Западѣ. За ремонтъ машинъ также приходится платить дороже; то же самое за шелковыя сита, за приводные ремни, мѣшки... (стр. 78). Въ результатѣ наши мельницы не могутъ конкурировать на заграничныхъ рынкахъ. Чрезмѣрное покровительство обращается нерѣдко теперь во вредъ развивающейся промышленности. Такъ, жестяныя издѣлія обложены у насъ пошлиной въ 3 р. зол. на пудъ. Это въ такой степени удорожаетъ производство жестяныхъ коробокъ, что вывозъ мясныхъ и другихъ консервовъ становится отъ насъ совершенно невозможнымъ: американскія жестянки съ мясомъ въ Лондонѣ стоятъ дешевле пустыхъ жестянокъ въ Россіи (стр. 79). Это ярко свидѣтельствуетъ о томъ, куда можетъ завести черезчуръ высокій тарифъ. Едва ли можно сомнѣваться въ томъ, что при пересмотрѣ торговаго договора съ Германіей пошлины по многимъ ставкамъ должны быть у насъ понижены. При своихъ огромныхъ дивидендахъ все-таки наша промышленность постоянно жалуется, жалуется на то, что казна предъявила свое право на малую крупицу ея доходовъ въ формѣ новаго промыслового налога; жалуется на то, что иностранцы идутъ къ намъ, чтобы „Божіе благодѣяніе втуне не лежало", такъ какъ они грозятъ создать внутреннюю конкуренцію; жалуются и на то, что государственный банкъ не раздаетъ своихъ средствъ направо и налѣво безъ разбора; жалуются на иностранныхъ комми-вояжеровъ, пробивающихъ дорогу своимъ товарамъ въ Россіи, и многое еще, на что они жалуются, — все жалуются, но мало дѣлаютъ. И пониженіе тарифа было бы стимуломъ къ дѣланію.

При такихъ условіяхъ устройство фабрикъ (прядильныхъ, ткацкихъ и красильныхъ) обходится въ Россіи сравнительно очень дорого. Напримѣръ, устройство бумагопрядильни въ Англіи на 40.000 веретенъ обходится кругомъ отъ 12 до 15 рублей веретено, а въ Россіи устройство такой же фабрики стоить вдвое — отъ 25 до 30 рублей на веретено. Вслѣдствіе этого накладные расходы по оборудованію фабрично-заводскаго имущества ложатся на товаръ очень тяжело. Въ видахъ сокращены накладныхъ расходовъ прядильноткацкія фабрики вынуждены добиваться наивысшей продуктивности машинъ, заставляя ихъ работать возможно болѣе продолжительное время въ году; поэтому же фабриканты стараются увеличить и срокъ службы машинъ, чтобы понизить процентъ амортизаціи, и тогда какъ, напримѣръ, англійскія прядильныя фабрики, говоритъ проф Ланговой, эксплоатируютъ прядильныя машины только 10 лѣтъ, русскіе фабриканты пользуются машиной 20 и болѣе лѣтъ

И развѣ можно требовать отъ русскихъ машиностроительныхъ заводчиковъ дешевыхъ машинъ, когда за основной матеріалъ — чугунъ — имъ приходится платить въ 2 1/2 раза дороже англичанъ?

При слишкомъ высокомъ покровительстве государство усыпляетъ промышленную энергію и предпріимчивость и дѣйствуетъ въ пользу не своего населенія, а его конкурентовъ.

Посмотрите на судостроеніе. Пароходъ вмѣстимостью въ 2.282 тонны, заказанный въ Глазго, обошелся въ 32,000 руб., а пошлина на такой пароходъ по тарифу 1891 года обойдется въ б.ооо, и, конечно, ни одинъ капиталистъ не захочеть затратить лишнихъ б.ооо на то, чтобы пароходъ шелъ подъ русскимъ флагомъ. Вредъ высокой ввозной пошлины на развитіе русскаго судоходства наконецъ былъ сознанъ правительствомъ, и недавно прошелъ актъ, допустившій безпошлинный ввозъ судовъ. Точно также допущенъ безпошлинный ввозъ въ Сибирь разнаго рода машинъ, нужныхъ тамъ для разработки золотыхъ пріисковъ. Все это симптомъ того, что и въ Россіи начинаютъ сознавать, что такой огульный и чрезвычайно высокій тарифъ вмѣсто пользы приносить и много вреда нашей промышленности.

Вышла книга 105 лет назад. А мы всё ещё о том же...
Tags: Озеров, история экономики России, чужое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments