April 22nd, 2010

сам

Читая Википедию

"Архитектор и исследователь архитектуры Владимир Паперный сообщает, что при проведенном им опросе московских архитекторов все они высказывали уверенность, что при строительстве в Москве воруется не менее 50 процентов сумм, один же из опрошенных рассказал о проекте дороги с бетонным покрытием, при котором вместо проектной толщины бетона 10 см было уложено 1,5 см. "Вот и подсчитайте, сколько процентов украдено" - добавил он."
сам

Кризис русской промышленности. Статья первая.

Сегодня выложу три небольших статьи (передовицы из "Русских ведомостей") Александра Ивановича Чупрова.

Кризис русской промышленности. Статья первая. 1884 год.

В промышленных кругах Москвы и прилегающего к ней района с нетерпением и страхом ожидают развязки происходящей теперь Нижегородской ярмарки. Конечно, опасения, как это часто бывает, могут оказаться преувеличенными; но нельзя отрицать, что для них существует немало пищи в состоянии наших мануфактурных рынков за последнее время. Какую бы отрасль обрабатывающей промышленности мы ни взяли, везде слышатся жалобы на низкие цены и вялые дела. Это не острый кризис, который быстро разрушает промыслы, но столь же быстро и проносится мимо; это какое-то мертвенное, апатическое состояние спроса, которому не видно конца, при котором каждый перебивается со дня на день, не зная, что ждет его завтра.
Collapse )
Каждая лишняя десятина, которая будет приобретена крестьянином благодаря своевременной помощи со стороны кредитных учреждений, каждая лишняя четверть хлеба, которую вырастит земледелец на этой десятине вследствие применения лучших приемов обработки полей, каждый лишний гривенник, который прибавится от проданной четверти вследствие улучшения в способах перевозки или торговли хлебом, и, наконец, каждый рубль, который сохранится в кармане крестьянина вследствие уменьшения и лучшего распределения податей, — все это немедленно и неизбежно выразится в соответственном приросте потребления ситца, сахара, кож и других товаров. Нужно удивляться, каким образом до сих пор в наших промышленных слоях так мало распространено сознание той роковой, кровной связи, которая существует в странах, подобно России не имеющих внешних рынков, между интересами обрабатывающей промышленности и благосостоянием главных потребителей ее изделий — сельских классов.
сам

Кризис русской промышленности. Статья вторая.

Александр Иванович Чупров. Кризис русской промышленности. Статья вторая. 1901 год.

Явления, происходившие на бирже в конце прошлого года, невольно заставляют задуматься над системой нашей экономической политики последнего времени. Уже с давних пор все силы государства сосредоточены у нас на развитии промышленного капитализма: к этому клонятся как таможенные тарифы, так и финансовые и кредитные мероприятия. Мелкое ремесло и кустарные промыслы, а тем больше сельское хозяйство отошли на задний план. Все приносится в жертву водворению и поддержки фабрик и заводов в той, вероятно, надежде, что этим путем создастся со временем обширный рынок для продуктов земледелия и достигнется дешевизна обработанных изделий.
Collapse )
Такое рассуждение было бы справедливо, если бы не существовало на свете англичан и немцев, которые мешают нашим фабричным товарам попадать на далекие рынки; но оно теряет свою убедительность, как скоро мы приведем на мысль ту бесспорную истину, что прибыли отечественного фабриканта или являющегося в Россию иноземного заводчика всецело зависят от благосклонного внимания русского мужика к их изделиям. Не желает или не может крестьянин потреблять этих изделий — и никакие чудеса современной техники, никакие биржевые или банковые кунштюки не спасут промышленных предприятий от гибели. Пережитый крах является красноречивейшею иллюстрацией этой до очевидности простой, но постоянно забываемой у нас истины.
сам

Кризис русской промышленности. Статья третья.

Александр Иванович Чупров. Кризис русской промышленности. Статья третья. 1902 год.

Достойна удивления слепота, которая царит в промышленном мире и руководящих им кругах. Каждый знает, что продукты готовятся для сбыта, что производство может прочно держаться только при условии своевременной продажи изделий. Каждый, кто сколько-нибудь вникает в экономический строй России, должен согласиться, что сбыт у нас определяется по преимуществу спросом сельского населения, так как число промышленных рабочих и жителей городов до сих пор незначительно. Каждому ясно, что при данных покупательных силах деревни она может потребить лишь определенное количество всякого рода товаров.
Средства нашего сельского населения для закупки фабричных и заводских изделий почерпаются главнейшим образом из земледелия: его промышленные и торговые заработки в общей сумме ничтожны по сравнению с сельскохозяйственными доходами. Но кто же не знает, что земледельческая техника крестьян, главного по численности составного элемента сельского населения, находится в полнейшем застое, что немногочисленные примеры улучшений тонут в море всероссийской рутины.
Collapse )
Поистине удивительно, как заграничные капиталисты, доверчиво вверявшие русской промышленности свои средства, не сумели оценить, что значат для нас неурожаи и насколько последние отзовутся на их карманах. Но жестокий урок вряд ли пройдет даром, и едва ли России скоро суждено будет снова пережить прилив иностранных капиталов, еще так недавно вызвавший у нас мираж промышленного процветания.
сам

К чему бы это вспомнилось...

"В условиях тотальной диктатуры, господствовавшей в то время в Германии, с ее всепроникающим террором имперского ведомства безопасности, гестапо, войск СС и изощренным пропагандистско-психологическим воздействием на массовое сознание, возникновение широкого народного движения сопротивления против нацизма было невозможно. Поэтому единственным шансом для свержения Гитлера представлялся верхушечный переворот. Для его успеха требовалась глубокая конспирация, что во многом предопределило раздробленность и разобщенность групп сопротивления".
Взято из: Вячеслав Иванович Дашичев. Стратегия Гитлера - путь к катастрофе, 1933-1945.- Москва, Наука, 2005
сам

Вдогонку

"А в такой стране, как Франция, где исполнительная власть имеет в своем распоряжении более чем полумиллионную армию чиновников, т. е. постоянно держит в самой безусловной зависимости от себя огромную массу интересов и лиц, где государство опутывает, контролирует, направляет, держит под своим надзором и опекает гражданское общество, начиная с самых крупных и кончая самыми ничтожными проявлениями его жизни, начиная с его самых общих форм существования и кончая частными существованиями отдельных индивидов, где этот паразитический организм вследствие необычайной централизации стал вездесущим, всеведущим и приобрел повышенную эластичность и подвижность, которые находят себе параллель лишь в беспомощной несамостоятельности, рыхлости и бесформенности действительного общественного организма, - в такой стране само собой ясно, что Национальное собрание вместе с правом раздачи министерских портфелей теряет всякое действительное влияние, если оно в то же время не упрощает государственного управления, не уменьшает, насколько это возможно, армии чиновников, не дает, наконец, гражданскому обществу и общественному мнению создать свои собственные, не зависимые от правительственной власти, органы. Но материальный интерес французской буржуазии теснейшим образом сплетается с сохранением этой обширной и широко разветвленной государственной машины. Сюда сбывает она свое излишнее население и пополняет в форме казенного жалованья то, чего она не смогла заполучить в форме прибыли, процентов, ренты и гонораров. С другой стороны, политический интерес буржуазии заставлял ее с каждым днем все более усиливать репрессии, т. е. ежедневно увеличивать средства и личный состав государственной власти, и в то же время вести непрерывную войну против общественного мнения и из недоверия калечить и парализовать самостоятельные органы общественного движения, если ей не удавалось их целиком ампутировать. Таким образом, классовое положение французской буржуазии заставляло ее, с одной стороны, уничтожать условия существования всякой, а следовательно, и своей собственной парламентской власти, а с другой стороны, делать неодолимой враждебную ей исполнительную власть."

Карл Маркс. "Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта"
сам

(no subject)

"Я поимел Катю – без особого впрочем удовольствия, потому что сотрудница в процессе была скучна, как все ваше унылое гестапо.Нормальные люди получили очередное подтверждение того и прежде ясного факта, что наши кремлевские оппоненты – обычные подонки, хотя и богато оснащенные технически", - пишет Шендерович." (http://www.k2kapital.com/news/206753/)

Чего-то я в этой жизни не понимаю... Ну, потрахался... Ну, удовольствия не получил... Ну, баба не понравилась... Почему оппоненты сразу подонки? Ему что, обещали, что будет как у Билла с Моникой?

Странные товарищи, конечно... Одному насильно кокс в ноздри всыпали, другого за член схватили и в девку сунули... Слабохарактерные они, эти борцы с режЫмом...