May 20th, 2011

сам

И снова нас радует...

... молодой петербургский публицист Игорь П.

Оказывается, рубит он правду-матку, бюджет Российской Империи почти на треть формировался за счёт дохода от винной монополии. Жаль, что алкающий популярности блогер не упоминает о том, что в бюджете СССР доля "пьяных" денег была примерно такая же.

Наверное, злую шутку с Игорем П. сыграла советская статистика, которая не позволяла, в отличие от замшелой царской, увидеть читателю, откуда есть пошла денежка в бюджет. Впрочем, блогеры не читатели; блогеры - писатели...
сам

Ох уж эти москвичи...

Объѣзжіе головы о своихъ служебныхъ затрудненіяхъ доносили Разряду, напримѣръ Лукинъ, что въ Китаѣ городѣ обыватели у большихъ дворовъ карауловъ не ставятъ, а сказываютъ, что де караулы у нихъ на дворѣхъ, а не у ворота, многія лица не пустили его на дворы избъ и мыленъ печатать, и на караулы жителямъ ходить не приказываютъ, и надолобы строить не хотятъ.

Головинъ писалъ, что за Москвою рѣкою идучи съ Живого мосту по правой сторонѣ, разныхъ чиновъ люди учинились непослушны, избы и мыльни топятъ безвременно, и на караулы людей своихъ не посылаютъ, а впредь къ дворамъ своимъ и пріѣзжать не велятъ. Вечеромъ въ хоромѣхъ съ огнемъ сидятъ и ходятъ поздно. По Пятницкой и по Ордынской и по Екатерининской улицамъ и переулкамъ денныхъ и ночныхъ карауловъ нѣтъ и надолобъ на ночь не закладываютъ, избы и мыльни топятъ безвременно, и чинятъ бои и драки и ножевое рѣзанье, а уличные караульщики не стоятъ николи, взять не съ кимъ, и ночью въ объѣздѣ ѣздить опасно.

Карѣевъ писалъ, что за Москвою отъ Пятницкой улицы по лѣвую сторону стольники, и стряпчіе, иноземцы толмачи, и переводчики и всякихъ чиновъ люди на уличный караулъ людей своихъ и дворниковъ не высылаютъ, и хоромы топятъ безвременно, чинятся ихъ великихъ государей указу непослушны. Таганской улицы иноземцы толмачи и переводчики по наряду десятскаго на уличный караулъ не ходятъ, и людей не высылаютъ, и десятника бьютъ, и собаками травятъ, и говорятъ такiя слова, что объѣзжаго съ подъячимъ и служилыми людьми хотятъ бить до смерти. Бѣлокѣстные дворы въ приходѣ Георгія Страстотерпца, что въ Ендовѣ, велѣно ему вѣдать кромѣ Садовыхъ мѣстъ, и жители бѣломѣстныхъ дворовъ описывать и печатать избъ и бань его не допустили, а сказали, что будто ихъ дворы описывалъ и печаталъ дьякъ Игнатій Лукинъ, объѣзжій Китая города.

(Источник: Зерцалов А.Н. Объезжие головы и полицейские дела в Москве в конце XVII века. Москва. 1894)