June 11th, 2011

сам

Мои пять копеек

Интернет-рефлексия по поводу убийства Буданова (и, как продолжение, вообще по вопросу Кавказа) напоминает мне логику человека, который решительно не хочет лечиться.
Сначала он годами не ходит на профилактические осмотры. Потом у него возникает какая-нибудь болячка в локте. Он не идёт её лечить, потому что боится "коновалов".
Болячка растёт, растёт, растёт... Боль всё сильнее, сильнее, сильнее... И вот наступает такой момент, когда только самый полный, круглый, последний дурак не отправится к врачу.
Но и сейчас наш персонаж не обращается к медицине. Он начинает бегать по квартире и изводить домашних криками "Отрежьте мне руку, я не могу больше терпеть эту боль!"

Сама постановка вопроса "отделять или не отделять Кавказ" суть есть признание российским (шире - русским) обществом своей неспособности с этим Кавказом даже сосуществовать, не то что ассимилировать его. Социальная импотенция в рамках данной проблемы - болезнь сугубо российская, тогда как сам Кавказ свою форму сосуществования с Россией нашёл. То, что российская форма так и не выработалась, а кавказская Россию не устраивает - не проблема Кавказа. Таким образом, если уж по-честному, ставить нужно вопрос не об отделении Кавказа от России, а вопрос об отделении России от Кавказа. Поскольку это именно Россия не смогла "переварить" Кавказ, а не Кавказ не сумел "вписаться" в Россию.