November 11th, 2011

сам

Независимая зависимость

Вместе с иностранными капиталами народное хозяйство России восприняло и привнесенные ими высшие на тот момент формы организации промышленного и банковского дела на всех уровнях - от низшего до государственного включительно. От крошечной мануфактуры до крупнейшего синдиката - вот тот путь, который прошли не только наиболее оборотистые представители отечественного капитала - Морозовы, Прохоровы, Гучковы, Кузнецовы и др. - но и сама российская промышленность. Важно также, что иностранный капитал не был какой-то безликой массой, что на российской почве свободно состязались перенесенные из западноевропейских национальных хозяйств весьма различные методы организации промышленности и банковского дела, а также схемы взаимоотноше¬ний между ними.

Общим итогом работы иностранного капитала в России можно считать то, что из страны, еще в 1877 году ввозившей обыкновенные мешки, в 1913 году она превратилась в страну, на 56% (NB! - n_n) удовлетворявшую свои потребности в станках и оборудовании за счет внутреннего производства.

В этой констатации уже кроется часть ответа на поставлен¬ные ранее вопросы: "какой ценой?", "не за счет ли потери своей политической или экономической самостоятельности?"

"80 - 90-е годы XIX в. в определенном смысле были решающими для народного хозяйства России: в случае замедления темпов индустриализации страна могла оказаться в зависимом положении от ведущих капиталистических государств. Но этого не произошло , - отмечает В.В. Галахов. С такой оценкой трудно согласиться. На самом деле рывок 80 - 90-х годов принес народному хозяйству страны освобождение от уже существовавшей зависимости от европейских мешков, а также рельсов, паровозов, чугуна, стали, меди и импорта практически всей оставшейся номенклатуры промышленных товаров.

Конечно, если бы Россия решила замкнуться в себе и оставаться, как ее назвал Энгельс, "европейским Китаем", то тогда не возникла бы и зависимость от промышленного ввоза из Европы. Однако экономическая отсталость означала политическую и военную уязвимость. Эту уязвимость и продемонстрировала Крымская война 50-х годов XIX в. Дальнейшее экономическое отставание страны от Европы угрожало еще более серьезными последствиями.

Но этого не произошло: при широкой помощи извне (как раз в 80 — 90-е гг.) в стране был создан промышленный потенциал, еще недостаточный для поддержания высокого уровня жизни населения, но достаточный для обеспечения военной, политической и в значительной мере экономической безопасности.

Пока что мы говорили о независимости "по большому счету". Как представляется, и "по малому счету" никакой угрозы для самостоятельности страны из факта привлечения иностранного капитала не возникало. Это, наверное, подтверждает более чем 20-летняя таможенная война (причем со стороны России война наступательная) против Германии. Об этом же свидетельствует ярко выраженная многолетняя антибританская политика правительства в самых чувствительных для Британии того времени регионах Среднего Востока и Средней Азии. Что касается Франции, то в силу ее противостояния с Германией не Россия ползала перед ней на коленях, а Франция, по выражению Энгельса, "пресмыкается перед царем".

Мы, конечно, не утверждаем, что в отдельных вопросах Россия не шла на определенные уступки "из уважения" к своим кредиторам. Например, такие уступки, по мнению В.И. Ленина, содержались в русско-французском торговом договоре, действовавшем перед революцией. Однако, говоря о самостоятельности России, мы не имели в виду ту взаимозависимость, вне которой и сегодня не существует ни одно государство, в том числе и СССР.

Нам представляется поэтому, что на уровне государственной политики для держав такого ранга, как Россия, даже огромный по масштабам импорт капитала не порождает проблем зависимости от стран-доноров. Как писал Витте, говорить об экономической оккупации России, о распродаже русских богатств "равносильно слепоте: это значит не знать своей великой истории, не верить в себя и свои великие силы".

(Источник: Донгаров А.Г. Иностранный капитал в России и СССР. - М.: Международные отношения, 1990)
сам

В защиту друга

"Собственно не скрывает исследователь и свою идеологическую ангажированность, эмоциональную невменяемость, которые сами по себе должны насторожить нормального читателя. За подобным накалом политической истерики всегда стоят обман и самообман."

Казалось бы, пишет Ихисториан о другом человеке, а на самом деле - о себе самом...

Что мне больше всего "нравится" в Ихисториане - это уникальная способность обходиться без цифр и фактов даже и особенно в тех случаях, когда без цифр и фактов не обойтись. При этом, если спросить Ихисториана о чём-нибудь, чего он либо не знает (а это очень многое), либо не хочет озвучить, так как это войдёт в противоречие с его "идеологией", так сразу получишь в ответ феерическое: "Антисоветчик сегодня — это либо подонок, либо идиот. Данный случай — два в одном. Не вижу смысла говорить конкретнее — пусть автор пыжится, работает, издается и получает свои иудины сребренники. А уж после окунается в дерьмо". Защита, как известно лучшее нападение. Но стоит ли идти в такое нападение, когда оно показывает прежде всего твою неспособность квалифицированно ответить? Когда становится видно, что для достойного возражения просто не хватает ни знаний, ни мозгов...

Казалось бы, если ты великий специалист - знай себе, разоблачай фальсификаторов. Подбери нужные документы, оформи их так, чтобы они подтверждали твою - единственно правильную - точку зрения, и - вперёд. Так, например, делает другой сталинист - Пыхалов. Пусть с сомнительным успехом, но - документально. Я понимаю, что Ихисториану разоблачить кого-либо очень сложно, ведь для разоблачения нужно владеть материалом. А поскольку, как очень часто вскрывается, Ихисториан материалом не владеет почти совершенно (его своеобразные убеждённости в чём-то, основанные на публикациях газеты "Правда", за владение материалом я принимать не считаю возможным), остаётся только одно - брань и хамство. Так было и при несостоявшемся походе на другого моего френда, когда Ихисториан пообещал развеять "антсоветские мифы", но слился в песок, так и не начав. Так это произошло и сейчас, когда он оскорбил другого моего френда. 

Я понял бы, если бы это хамство было высказано липовым "великим специалистом по всем вопросам сталинского СССР" комментарием в журнале самого обзываемого - насколько я знаю, Ихисториан у адресата оскорблений не забанен, и не будет забанен даже после такого рода комментария (ибо дурость каждого видна должна быть), - но прятать личные оскорбления под замок...

Вынужден констатировать, что Ихисториан не только хам, но и трус.