November 22nd, 2011

сам

Предсмертные конвульсии коллективизации

Начиная с середины 60-х гг., общий объем валовой продукции сельского хозяйства неуклонно падал. Если в восьмой пятилетке (1966-1970 гг.) он составил 84% (от планируемых 100%), то в одиннадцатой (1981-1985 гг.) - только 42%. Принятая в 1982 г. Продовольственная программа и попытки остановить деградацию аграрного производства заметного результата не дали. За 1983—1985 гг. прирост валовой продукции сельского хозяйства лишь немного превышал темпы прироста населения. Впервые в 1963-1964 гг. прибегнув к импорту зерна, страна не отказалась от него и в дальнейшем. Более того, его доля стремительно возрастала: общая стоимость импорта продовольствия и сырья для его производства увеличилась за 1970-1987 гг. почти в 6 раз и достигла 10 млрд рублей. Как видим, громадные капиталовложения в село (а за 1965-1985 гг. они составили 670,4 млрд рублей) не имели практически никакой отдачи. Отчасти это было вызвано необеспеченностью роста производственных затрат сельхозпредприятий последующим восполнением через закупочные цены и другие распределительные каналы. Так, к примеру, цены на средства производства и другие виды промышленной продукции для сельского хозяйства поднялись за 1965-1985 гг. в 2-5 раз, а закупочные цены на продукцию, сдаваемую государству, примерно в 2 раза.

Денежные расходы колхозов и совхозов, связанные с оплатой ремонтных работ, в расчете на единицу стоимости сельскохозяйственной продукции только за 1966-1972 гг. возросли в 3,3 раза. Ко второй половине 70-х гг. дестабилизация экономического положения в колхозах и совхозах стала очевидным фактом: совокупная рентабельность в колхозах уменьшилась с 34% в 1970 г. до минус 0,4% в 1980 г., в совхозах соответственно с 22% до минус 1%. Производство всех видов животноводческой продукции, кроме яиц, было для хозяйств убыточным. К этому надо добавить, что производительность труда в сельском хозяйстве оставалась чрезвычайно низкой. Если в 1966-1970 гг. она составляла 87% от намеченных 100%, то к 1985 г. - только 34%. Низка была механизация работ. Использование прогрессивных технологий для возделывания посевных площадей, заготовки кормов и т. д. не превышало 50% от общего объема сельхозпроизводства. Была высока доля занятых ручным трудом: если в промышленности она составляла 34,9%, то в сельском хозяйстве - 63,8%.

Уровень социальной жизни на селе также оставлял желать лучшего. Медицинская защищенность сельского населения была низкой. Его обеспеченность врачами и амбулаторно-поликлинической помощью была более чем в 1,5 раза ниже, чем городского; скорой медицинской помощью - в 2 раза. Обслуживание на дому в сельской местности на 80% осуществлялось средним медицинским персоналом. Острота жилищной проблемы, недостаток детских дошкольных, культурно-просветительных учреждений и т. д. — все это привело к тому, что отток населения из сельской местности стал существенно превышать его естественный прирост. В 1986 г. на селе насчитывалось более 900 тысяч пустующих домов.

(Источник: Ибрагимова Д.Х. - НЭП и перестройка. Массовое сознание сельского населения в условиях перехода к рынку. - М.: Памятники политической мысли, 1997)