March 30th, 2013

сам

Имперские корни советской медицины

Не количественной постановкой нашего земско-медицинского дела был вызван огромный к нему интерес иностранных врачей, а теми глубоко-жизненными, строго рациональными и оригинальными основами, на которых оно выросло в России. Общественной медицины, как таковой, нет в Западной Европе так же, как нет её и в великих демократиях Нового Света. В Англии мы имеем пышный расцвет санитарного законодательства, а в последнее время и социального, в Германии — широкое развитие специальной классовой медицинской организации рабочих касс, во Франции слабое развитие коммунальной медицины, имеющей почти благотворительный характер, несколько более развитую коммунальную медицину мы встречаем в Италии, но и только.

Общественно-медицинской организации, которая явилась бы общественным институтом для всех слоёв населения, особенно сильно развившимся в сельских местностях, нет нигде, кроме России.

Принцип бесплатности земско-медицинской помощи, как основной, как самый краеугольный в её развитии, совершенно чужд Западной Европе с её безграничным, доходящим даже до уродливости, развитием частной врачебной практики.

Общая взаимопомощь, разумное взаимное страхование для подачи медицинской помощи заболевшим превращаются там чуть не в торговую сделку ремесленника-врача с пациентом, которому предъявляется счёт, как из мелочной лавки. Личное несчастье оплачивается за счёт самого пострадавшего, а общество оберегается лишь от заразного больного.

Поставить отдельное, индивидуальное заболевание в связь с общими интересами, подойти к личному несчастью и страданию с точки зрения всего общества и силами этого общества попытаться помочь каждому пострадавшему, поднять и разработать вопросы о доступности врачебной помощи для всех, в ней нуждающихся, стремиться поставить эту общественную помощь на наиболее рациональных основаниях и ввести в управление земско-медицинским делом коллегиальное начало, совместную работу представителей самого населения и служащих специалистов-врачей, признать в деле организации такой помощи право голоса не только плательщиков местных налогов, но и лиц, отдающих свой труд — все эти высокосоциальные особенности русской земско-медицинской организации являются её главнейшим содержанием, полным животрепещущего интереса и задатков будущего развития.

Именно к этим-то её основным чертам и относятся слова изумлённого профессора Иенского университета Gartner'a, посетившего Дрезденскую выставку с группой его учеников студентов. «Ваша земская медицина, говорил Gartner, — это совершенно неведомая сторона жизни России, открывает нам прямо новые, широкие горизонты обобществления всех видов медицинской помощи».

Дополнение количественных недочётов развития земской медицины — дело времени, её принципиальные основы заложены навеки, удовлетворяя потребностям человеческого общежития в наивысшей форме.

(Из речи - правда, не вполне понятно по сборнику, кого именно: В.П. Осипова или А.И. Шингарёва - на XII Пироговском съезде в Петербурге, 1913 год)