January 12th, 2014

сам

1913 год. Санкт-Петербург. Ресторан "Вена". Фотоэкскурсия.


Collapse )
ПыСы 1. В этом году ресторан мог бы отметить свой 111-ый день рожденья.
ПыСы 2. Клише фотографий изготовлены в художественной фото-цинкографии С. М. Прокудин-Горского Кº.
Брежнев

Об тракторизации развитых стран

Мой любимый на данном историческом этапе блогер буркина-фасо сообщил намедни благодарным читателям, что, в отличие от отсталой Российской Империи, все по-настоящему развитые страны "типа США" в начале ХХ века уже вовсю имели тракторы и высокоскоростной беспроводной интернет. Специально для упомянутого блогера (хотя он сюда не заходит, у нас односторонняя любофф), а также и для всех остальных интересующихся, выбложиваю малюсенький, но любопытненький кусочек из книжки А. А. Манукяна "Проблемы послевоенного развития экономики капиталистических стран" (М.: Экономика, 1966) о том, когда проходила тракторизация развитых стран:

Наиболее примечательным явлением последних 20—25 лет в истории сельского хозяйства промышленно развитых капиталистических стран является коренное, качественное изменение его технического уровня, серьезно уменьшившее ту пропасть, которая отделяла сельское хозяйство от промышленности.

В течение многих и многих десятилетий технические изменения в капиталистическом сельском хозяйстве происходили чрезвычайно медленно. Однако для США, Канады, а отчасти и Англии военные и первые послевоенные годы, а для большинства других экономически развитых капиталистических стран в основном послевоенные годы, были периодом ускоренной механизации сельского хозяйства, в результате чего коренным образом изменился весь характер сельскохозяйственного производства в этих странах. В решающих для товарного производства крупных фермах хозяйство ведется в настоящее время в значительной мере на базе современной техники и науки, с минимальным применением ручного труда. «В сельском хозяйстве в противоположность промышленности, — писал известный западногерманский экономист Бааде, — отсталая техника не заменяется современной техникой одним ударом. Процесс тянется не годами, а десятилетиями» (F. Baade. Die Deutsche Landwirtschaft im Gemeinsamen Markt, Hamburg, 1958, S. 79). Эта характеристика никак не может быть отнесена к послевоенному периоду.

Первое, что бросается в глаза при анализе технических сдвигов в сельском хозяйстве в последние 20—25 лет, — это как раз огромная быстрота, с которой они совершались. Будучи отраслью, с запозданием вступившей на путь сознательного технологического применения науки в производстве, сельское хозяйство в послевоенный период перевооружалось, пожалуй, даже быстрее, чем это когда-либо имело место в промышленности. Материалы, которые приводит сам Бааде, говорят именно о высоких темпах проникновения современной техники в сельское хозяйство. Он указывает, в частности, что продукция сельского хозяйства в Северной Америке и Западной Европе росла за последние десятилетия быстрее, чем численность населения, причем посевные площади даже уменьшались, а рост продукции был достигнут прежде всего за счет повышения урожайности. «Безусловно, важнейшей причиной, — заявляет Бааде, — было преодоление технической отсталости. Этот процесс имеет большой размах и глубину и еще ни в коем случае не закончен». «Если к концу первой мировой войны в США практически не было тракторов, — пишет он далее, — то сейчас их число превышает 4 млн. Процесс моторизации в США в основном закончен... Однако такой же процесс начался теперь в Европе, и здесь он гораздо дальше от своего завершения, чем в США». В середине 30-х годов в Европе было около 100 тыс. тракторов и мотокультиваторов. В 1950 г. их было 250 тыс., в 1955 г. — 1,8 млн. шт. Действительно, рост тракторного парка является одним из самых ярких показателей ускоренной механизации сельского хозяйства (табл. I).

В США, Канаде, Англии уже в 1948 г. тракторный парк был довольно значительным. В странах же континентальной Западной Европы механизация сельского хозяйства по-настоящему развернулась только после войны: парк тракторов за последние 10—15 лет в большинстве стран утроился или учетверился, а в отдельных странах темпы его роста были еще более быстрыми. В то же время процесс ускоренной механизации практически не затронул Азию, Африку и Латинскую Америку. Около 95% тракторного парка до сих пор сосредоточено в Северной Америке, Западной Европе, к Австралии и Новой Зеландии, т. е. в экономически развитых капиталистических странах, тогда как число сельскохозяйственных тракторов в таких странах, как Индия, Турция, Бразилия, Аргентина, хотя и растет, все еще крайне невелико. Данные о динамике парка тракторов являются достаточно точным показателем темпов и периодов ускоренной механизации.

Уже за 1940—1944 гг. парк тракторов вырос в США на 787 тыс. шт., или на половину по сравнению с их числом на начало 1940 г. Вторая, еще более мощная волна имела место в 1947—1952 гг., когда он вырос еще на 1487 тыс. шт. По данным журнала «Бэрронз», оборудование новейших послевоенных моделей составляло в 1953 г. в общем числе: автоматических стогометателей — 86%, кукурузоуборочных комбайнов 77, тракторов— 69, зерновых комбайнов — 61%. Таково же было положение по всему сельскохозяйственному оборудованию. В Канаде и Англии прирост парка тракторов произошел в значительной степени между 1938 и 1950 гг., т. е. в военный и начальный послевоенный периоды, тогда как за последующие 12 лет прирост их парка в Англии, например, был вдвое меньшим. Наоборот, в ФРГ, Франции, Италии, Швеции, Дании, Австралии серьезный рост парка тракторов начался только после 1950 г.