nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Вот ведь...

Купил вчера книжку Теплякова А.Г. Процедура: исполнение смертных приговоров в 1920-1930-х годах.

Оказывается, Фанни Каплан расстрелял комендант Кремля Павел Дмитриевич Мальков прямо в кремлёвском гараже. По приказу председателя ВЦИК Якова Михайловича Свердлова и в присутствии жившего в Кремле поэта Демьяна Бедного. И труп Каплан был не захоронен, а сожжён в железной бочке с помощью керосина.

Посмотрел сейчас в тырнетах. В написанной Мальковым книге "Записки коменданта Кремля" о Бедном и бочке с керосином не упоминается. Наверное потому, что написана она "в творческом содружестве" с сыном Якова Сврдлова кандидатом исторических наук Андреем Яковлевичем Свердловым, про которого в википедии написано, что "в 1937—1938 гг. занимал высокий пост в ОГПУ-НКВД, участвовал в проведении репрессий, по свидетельствам ряда своих подследственных (в частности, Анны Лариной, жены Н. И. Бухарина), активно применял пытки и издевался над своими бывшими приятелями, попавшими к нему на допрос в качестве «врагов народа»." Хотя сам эпизод с расстрелом присутствует:

"Уже в день покушения на Владимира Ильича, 30 августа 1918 года, было опубликовано знаменитое воззвание Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета "Всем, всем, всем", подписанное Я. М. Свердловым, в котором объявлялся беспощадный массовый террор всем врагам революции.
Через день или два меня вызвал Варлам Александрович Аванесов.
Немедленно поезжай в ЧК и забери Каплан. Поместишь ее здесь, в Кремле, под надежной охраной.
Я вызвал машину и поехал на Лубянку. Забрав Каплан, привез ее в Кремль и посадил в полуподвальную комнату под Детской половиной Большого дворца. Комната была просторная, высокая. Забранное решеткой окно находилось метрах в трех-четырех от пола. Возле двери и против окна я установил посты, строго наказав часовым не спускать глаз с заключенной. Часовых я отобрал лично, только коммунистов, и каждого сам лично проинструктировал. Мне и в голову не
приходило, что латышские стрелки могут не усмотреть за Каплан, надо было опасаться другого: как бы кто из часовых не всадил в нее пулю из своего карабина.
Прошел еще день-два, вновь вызвал меня Аванесов и предъявил постановление ВЧК: Каплан - расстрелять, приговор привести в исполнение коменданту Кремля Малькову.
- Когда? - коротко спросил я Аванесова.
У Варлама Александровича, всегда такого доброго, отзывчивого, не дрогнул на лице ни один мускул.
- Сегодня. Немедленно.
- Есть!
Да, подумалось в тот момент, красный террор не пустые слова, не только угроза. Врагам революции пощады не будет!
Круто повернувшись, я вышел от Аванесова и отправился к себе в комендатуру. Вызвав несколько человек латышей-коммунистов, которых лично хорошо знал, я обстоятельно проинструктировал их, и мы отправились за Каплан.
По моему приказу часовой вывел Каплан из помещения, в котором она находилась, и мы приказали ей сесть в заранее подготовленную машину.
Было 4 часа дня 3 сентября 1918 года. Возмездие свершилось. Приговор был исполнен. Исполнил его я, член партии большевиков, матрос Балтийского флота, комендант Московского Кремля Павел Дмитриевич Мальков, - собственноручно. И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда...
На следующий день, 4 сентября 1918 года, в газете "Известия" было опубликовано краткое сообщение: "Вчера по постановлению ВЧК расстреляна стрелявшая в тов. Ленина правая эсерка Фанни Ройд (она же Каплан)".

Последние слова в книге (Малькова, а не Теплякова) такие: "Хорошо жить на свете!" Кто бы спорил.
Tags: история, наблюдизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments