nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Categories:

Железные дороги США: субсидии и госконтроль

По невысказанной просьбе френда cedrus2012 выкладываю статью про американские железные дороги. Всю про них правду-матку...

Система грузовых железнодорожных перевозках США по многим показателям считается одной из наиболее эффективных в мире. Залогом ее успешного развития эксперты называют относительную свободу от государственного регулирования и принадлежность железнодорожных путей и большей части сопутствующей инфраструктуры частным компаниям. Значительно уступая по уровню доходов своим основным конкурентам, автоперевозчикам, американские железнодорожники, тем не менее, активно наращивают грузообороты и надеются, что в ближайшем будущем смогут еще сильнее увеличить свою долю в общем объеме национальных грузоперевозок. Главное, чтобы им, как и прежде, позволяли самостоятельно распоряжаться своими ресурсами, определять тарифную политику и строить взаимоотношения с партнерами и клиентами.

Сеть железных дорог США, общая протяженность которых составляет 140490 миль (226.000 км), обслуживает практически все секторы национальной экономики. На долю железных дорог приходится более 40 % всего объема национального грузооборота. По данным на 2006 год (более свежие данные американской статистики в данный момент отсутствуют) на территории Соединенных Штатов действовала 561 железнодорожная грузовая компания, и их совокупный доход составлял 54 млрд. долларов.

В соответствии с существующей в США классификацией, железнодорожные компании подразделяются на несколько классов: железнодорожные компании Класса I, Региональные компании, Локальные линейные перевозчики и так называемые S&T операторы.

К железнодорожным компаниям Класса I относятся железнодорожные грузоперевозочные компании, ежегодный доход которых, по данным на 2006 г., составлял $ 346,8 млн. и более на каждую. Таких компаний в США семь: BNSF Railway (BNSF); CSX Transportation (CSX); Grand Trunk Corporation (в структуру которой входят: осуществляющая свою деятельность на территории США компания Canadian National (CN), бывшая компания Grand Trunk Western (GTW), компании Illinois Central (IC) и Wisconsin Central); Kansas City Southern (KCS), Norfolk Southern (NS); бывшая компания Soo Line (SOO), принадлежащая в настоящее время компании Canadian Pacific (CP) и Union Pacific (UP). Железные дороги, принадлежащие компаниям Класса I, составляют только 1 % всех американских железнодорожных путей, но именно по ним осуществляется 67 % всех грузоперевозок. На них занято 90 % всего персонала, работающего на железных дорогах, и именно они обеспечивают 93% общего дохода от грузовых перевозок США. Длина железнодорожных путей, принадлежащих компаниям этого класса, может варьироваться от 3200 до 32000 миль, и в их штате работает от 2600 до более чем 53000 человек. Компании Класса I преимущественно осуществляют перевозки на дальних, сильно загруженных междугородных маршрутах, часто пролегающих между разными штатами.

Региональные железнодорожные компании — это компании, осуществляющие линейные перевозки на расстояния как минимум 350 миль и/или имеют ежегодный доход от $40 млн. (Доход некоторых из этих компаний может приближаться к доходам компаний Класса I). По данным на 2006 год в США было 33 региональные железнодорожные сети. Как правило, они осуществляют перевозки на расстояния от 400 до 650 миль в пределах 2—4 штатов. Большинство региональных железных дорог имеют численность персонала от 75 до 500 человек, и только немногие из них имеют более 600 сотрудников.

Локальные линейные перевозчики предоставляют услуги по перевозке грузов на расстояния менее 350 миль и имеют ежегодный доход менее $40 млн. в год (большинство из них зарабатывают даже менее $5 млн. в год). В 2006 году в США было 323 железнодорожные компании этого класса. В большинстве случаев они предоставляют услуги по перевозке грузов в среднем на расстояние до 75 миль (причем около 20 % из них перевозят грузы на расстояние 15 миль и меньше) в пределах одного штата.

S&T операторы (Switching and Terminal) — это компании, которые занимаются не столько доставкой грузов, сколько предоставляют услуги по сортировке и перевалке грузов. Также они доставляют грузы в пределах определенного района по заказу одной или нескольких компаний-перевозчиков. Некоторые S&T компании распределяют трафик между местными железнодорожными компаниями. В 2006 году в США насчитывалось 196 компаний типа S&T. Через крупнейшие из них проходят сотни тысяч выгонов в год, что приносит им десятки миллионов долларов ежегодно.

На территории США активно действуют оба крупнейших железнодорожных перевозчика Канады (Canadian National Railway и Canadian Pacific Railway), которым принадлежит, в том числе, и ряд компаний Класса I. По данным на 2006 год, в отрасли грузовых железнодорожных перевозок в общей сложности было занято 187000 человек. В период с 1980 по 2007 год железнодорожные грузоперевозочные компании вложили около $420 млрд. — то есть более 40 центов с каждого заработанного доллара — на расширение путей, обслуживание и модернизацию своего оборудования. Такие масштабные инвестиции позволяют им гарантировать безопасность, экономичность и высокое качество предоставляемых услуг.

Железные дороги — частный бизнес
Подавляющее большинство железнодорожных грузоперевозочных компаний США, включая все компании Класса I и все, кроме одной, региональные компании являются частными и пользуются очень незначительной государственной поддержкой. Большая часть железнодорожных путей, на которых работают американские грузовые компании, строится, управляется, и обслуживается самими компаниями. Для сравнения, пассажирские перевозки в США, так же как пассажирские и грузовые перевозки почти во всех других странах мира, активно субсидируются правительством. При этом основные конкуренты американских железнодорожных компаний — автомобильные перевозчики и владельцы баржей — осуществляют перевозки по автомагистралям и водным путям, которые имеют статус общественных, и при этом получают значительные субсидии от правительства и других пользователей автодорог и водных коммуникаций.

Дебаты по поводу целесообразности государственного субсидирования транспортных компаний имеют почти двухвековую историю. Первые 60 лет XIX столетия вопрос о государственных субсидиях в развитие так называемых «внутренних улучшений», к которым относилось и создание национальной транспортной системы, был главным камнем преткновения между приверженцами концепции невмешательства государства в экономику и меркантилистами. Двумя ключевыми пунктами политической платформы меркантилистов той поры были: создание центрального банка и введение протекционалистских тарифов. Третье же ключевое положение этой концепции основывалось на идее о том, что налогоплательщики должны субсидировать строительство дорог, каналов и железных дорог. Причиной появления подобного тезиса была потребность в деньгах для реализации таких проектов, как, например, 10-летний центральный план Альберта Галлатэна (американский политический деятель, 1761-1849) по созданию в стране системы каналов и финансируемых за счет государства дорог. Однако история показала, что проекты, которые государство субсидировало в течение первой половины XIX века, в большинстве своем финансировались тем не менее из частных источников. Более того, практически во всех случаях, когда государство вмешивалось в строительство дорог, каналов и железных дорог, основным результатом становились рост коррупции и финансовые неудачи. Именно по причине этих многочисленных неудач многие штаты внесли поправки в свои конституции с тем, чтобы не допускать финансирования подобных проектов за счет денег налогоплательщиков.
К 1861 году, накануне Гражданской войны, дебаты, касающиеся субсидирования проектов по «внутренним улучшениям», закончились победой противников государственных субсидий. Было решено, что в государственном субсидировании частного транспорта нет необходимости.

Дерегулирование отрасли
Но субсидии субсидиями, а контроль контролем. В 1887 г. в США был принят Межштатный транспортный закон, в соответствии с которым железнодорожные перевозки грузов стали объектом всеобъемлющего экономического регулирования со стороны государства, и следующие 93 года федеральное правительство США в лице Комитета по межштатному транспорту и торговле контролировало всю сферу железнодорожных перевозок. Как это часто бывает и в других странах, столь активная забота государства об экономике привела к тому, что к 1970 г. отрасль железнодорожных грузовых перевозок США оказалось на грани разорения. Доходы железных дорог были слишком малы, чтобы поддерживать пути и оборудование в приемлемом состоянии, тарифы росли, качество услуг снижалось, банкротства железнодорожных компаний стали обычным делом. Все чаще стали звучать предложения национализировать отрасль. Однако этому решительному шагу была найдена альтернатива.

Спасением для железных дорог стал принятый Конгрессом в 1980 г. Закон Стэггерса о железных дорогах (Staggers Rail Act of 1980, см. врезку). Конгресс признал, что существующее законодательство препятствует развитию эффективной конкуренции внутри отрасли и получению прибыли от перевозок. Действовавшая система регулирования ставила под вопрос не только развитие отрасли, но и ее дальнейшее существование в принципе. Поэтому было решено, что железные дороги должны управляться железнодорожными компаниями, и именно они, а не правительство, должны, руководствуясь требованиями рынка, решать, какие маршруты развивать, какие устанавливать тарифы и какие услуги предлагать.

Правительственный контроль сохранялся в минимальном виде. Например, Комитет по межштатному транспорту и торговле (ныне Бюро наземного транспорта США) сохранил полномочия устанавливать размер максимальных тарифных ставок, а также принимать необходимые меры для поддержания условий для здоровой конкуренции на рынке и предотвращения доминирования той или иной компании.
В целом, Закон Стэггера позволил железнодорожным компаниям реинвестировать сотни миллиардов долларов в свое развитие и благодаря этому значительно повысить качество и безопасность услуг; увеличить грузооборот и доходность при одновременном снижении тарифов.

Сторонники регулирования отрасли утверждают, что в ряде регионов США есть потребность в том, чтобы специально провоцировать конкуренцию между перевозчиками и/или ограничивать полномочия железнодорожных компаний самостоятельно вводить тарифы на свои услуги. Однако противники регулирования уверены, что конкуренция развивается там, где она оправдана спросом, и количество железнодорожных операторов в том или ином регионе должно соответствовать интенсивности грузооборота. Сторонники «свободной руки рынка» считают: заявлять, что любой рынок может иметь две железнодорожные компании только потому, что на некоторых рынках это возможно, все равно, что утверждать, что каждый город может иметь две бейсбольные команды высшей лиги только потому, что так принято в Нью-Йорке.

Сами железнодорожные компании резко противятся усилению регулирования, поскольку это привело бы к сокращению их доходов и, соответственно, инвестиций в развитие и обслуживание инфраструктуры. Со времени принятия Закона Стэггера железные дороги США уже использовали значительную часть избыточных производственных мощностей, и при условии дальнейшего роста грузооборота, им в самом ближайшем будущем придется сосредоточиться на строительстве новых мощностей и замене существующего оборудования.

С 1980 г., когда было ослаблено государственное регулирование в сфере железнодорожных перевозок, доходность отрасли значительно возросла, однако она до сих пор находится на достаточно низком уровне. По доходности грузовые железнодорожные перевозки в США постоянно находятся в нижнем квартиле (то есть в нижней четверти) по сравнению с другими отраслями хозяйства США. Даже в наиболее успешные для железнодорожных перевозчиков 2006 и 2007 гг., доходность железных дорог все еще оставалась ниже средней.

Бизнес
Американские железнодорожные перевозчики работают в условиях высококонкурентного рынка. Чтобы выстоять в конкуренции друг с другом и другими видами транспорта, они должны предоставлять высококачественные услуги по конкурентоспособным ценам.
Если считать в тоннах груза, который перевозится на милю, на долю железных дорог приходится 41 % всего объема американских грузоперевозок, то есть больше, чем на любой другой вид транспорта. Последние 15 лет этот показатель неизменно растет, до того десятилетиями оставаясь неизменным или даже снижаясь. Однако в связи с экономичностью железнодорожных перевозок, их доля в совокупном доходе от междугородних перевозок всеми видами транспорта составляет менее 10%. Доходность железных дорог десятилетиями снижается, что отражает процесс усиления конкуренции.

Основная часть грузооборота железных дорог приходится на уголь. Уголь в США используется преимущественно для выработки электроэнергии. И более 2/3 этого полезного ископаемого перевозится железнодорожным транспортом. В 2007 году он обеспечил американским железным дорогам 44 % всего тоннажа и 21% дохода.
2006 год был особенно успешен для американских железных дорог. Их грузооборот несколько снизился в 2007 г (в основном по причине трудностей в секторе жилищного строительства и автомобилестроении), но долгосрочная тенденция свидетельствует о дальнейшем росте железнодорожного грузооборота. Департамент транспорта США недавно опубликовал прогноз, в соответствии с которым потребность в железнодорожных перевозках к 2035 г. возрастет на 88 % по сравнению с уровнем 2002 г. Другие эксперты также предсказывают значительный рост грузооборота и говорят о необходимости соответствующего развития железных дорог, чтобы они отвечали потребностям растущего спроса.

Еще одной тенденцией последних лет остается быстрый рост интермодальных перевозок. За последние 25 лет доля интермодальных перевозок в общем грузообороте железных дорог увеличилась в 4 раза. Если в 1980 г. в интермодальных перевозках было занято 3 млн. трейлеров и контейнеров, то в 2006 и 2007 г. их было уже более 12 млн. Сегодня интермодальные перевозки обеспечивают 22% дохода железнодорожных грузоперевозчиков.
Как уже отмечалось, в железнодорожной отрасли существует тенденция удешевления стоимости перевозок. Так, в 2007 г. перемещение тонны груза на милю обходилось железнодорожным компаниям в среднем на 54% дешевле, чем в 1981 г. (с учетом инфляции). По прогнозам специалистов, эта тенденция сохранится и в дальнейшем, однако железным дорогам необходимо зарабатывать достаточно, чтобы поддерживать в исправном состоянии оборудование и всю железнодорожную инфраструктуру.

В период с 1980 по 2007 г, железнодорожным компаниям удалось сократить общее число происшествий на железных дорогах на 71 %, а количество производственных травм на 80 %. В целом 2007 г стал наиболее безопасным на железных дорогах США за все время ведения статистики. Железные дороги отличаются наименьшей степенью риска получения производственных травм по сравнению с другими видами транспорта и большинством других отраслей экономики, включая сельское хозяйство, строительство и производство.

В условиях жесткой конкуренции с автомобильными и другими перевозчиками железнодорожные компании всячески акцентируют внимание общественности на экологических и экономических преимуществах своей отрасли. Если говорить о потреблении топлива, поезда в среднем в три раза экономичнее, чем автотранспорт, причем этот показатель постоянно растет. Так, в 1980 г. требовался примерно 1 галлон (3,78 л) условного топлива для перемещение одной тонны груза на расстояние 235 миль. В 2007 г. того же объема топлива хватало уже для перемещения тонны груза на 436 миль.

Как утверждают эксперты Ассоциации американских железных дорог, если всего только 10% автомобильного грузооборота перевести на железнодорожный транспорт, ежегодная экономия топлива составит более 1 млрд. галлонов (или почти 4 млн. тонн). Также перемещение тонны груза железнодорожным транспортом вместо автомобильного уменьшает объем выделяемых в атмосферу парниковых газов как минимум на 2/3. По данным Управления по охране окружающей среды США, при перемещении тонны груза на милю, обычный грузовик выделяет в среднем в три раза больше оксида азота и сыпучих частиц, чем локомотив. Кроме того, апологеты железнодорожного транспорта не устают напоминать, что железные дороги позволяют разгрузить автомагистрали, поскольку железнодорожный состав доставляет груз, эквивалентный в среднем объему кузовов нескольких сотен грузовиков.

Грузы vs пассажиры
Грузовые и пассажирские перевозчики США успешно сотрудничают на территории всей страны. Около 97 % железнодорожных путей, по которым осуществляет перевозки Национальная железнодорожная пассажирская корпорация Amtrak, принадлежат грузоперевозочным компаниям. По закону грузовые перевозчики должны предоставлять компании Amtrak доступ к своим путям по требованию, при этом поезда Amtrak имеют приоритет перед всеми другими поездами. Пассажирская компания платит грузоперевозчикам за использование их путей, однако эта плата не покрывает полностью все расходы, которые приходится нести грузовым компаниям, предоставляющим свои мощности поездам Amtrak.

Более того, каждый год сотни миллионов пассажирских поездок совершается по пассажирской железнодорожной сети, которая как минимум частично захватывает пути или иные объекты инфраструктуры, принадлежащие грузовым компаниям. Объем пассажирских перевозок растет, даже опережая грузовые перевозки, поэтому, заглядывая в будущее, можно сказать, что главным фактором, определяющим эффективность железнодорожного транспорта, будет пропускная способность железнодорожных путей, и необходимо соблюдать строгий баланс грузовых и пассажирских перевозок, чтобы предоставлять высокий уровень сервиса пассажирам, не ущемляя при этом интересы клиентов грузоперевозочных компаний.

Staggers Rail Act of 1980
Закон Стэггерса, подписанный президентом Джимми Картером 14 октября 1980 г., значительно ослабил систему государственного регулирования в сфере железнодорожных перевозок, действовавшую на территории США со времени принятия Межштатоного транспортного закона 1887 г.

Это была не первая попытка ослабить государственный контроль в сфере железнодорожных перевозок США. Четырьмя годами ранее Конгресс США принял так называемый закон «четырех R» — Закон о стимулировании железнодорожной отрасли и реформе регулирования (Railroad Revitalization and Regulatory Reform Act) 1976 года, которым были установлены основные принципы реформирования системы регулирования железнодорожной отрасли США. Закон «четырех R» предполагал предоставить железнодорожным перевозчикам большую свободу в процессе ценообразования, а также ослабить механизмы коллективных процедур установления тарифов и государственный контроль за выходом на рынок новых компаний.

Однако, несмотря на закрепление в законодательстве данных положений, их влияние на деятельность Комитета по межштатному транспорту и торговле первое время практически не ощущалось. В то же время все больше железнодорожных компаний стали поддерживать новую систему регулирования и в итоге был инициирован второй раунд законотворческой деятельности, результатом которого и стало принятие Закона о железных дорогах Стэггерса в 1980 году.

В соответствии с новым законом:
железнодорожные компании могли самостоятельно устанавливать расценки на свои услуги, при условии, что Комитет по межштатному транспорту и торговле не сочтет, что они препятствуют эффективной конкуренции на рынке железнодорожных грузовых перевозок;
Комитет по межштатному транспорту и торговле утратил право вмешиваться в процесс заключения контрактов между грузоотправителями и грузоперевозчиками, за исключением тех случаев, когда в том или ином контракте могли быть усмотрены условия, препятствующие оказанию перевозчиком его основных услуг (подобные заключения выносились Комитетом крайне редко, если вообще когда-либо имели место);
были существенно ограничены полномочия правительства по контролю над процессом тарификации услуг железнодорожных перевозчиков с целью защиты прав грузоотправителей;
был остановлен всеобщий рост тарифов в индустрии;
были приняты меры для предотвращения коллективных договоренностей перевозчиков по установлению тарифов, в том числе были ограничены возможности железнодорожных перевозчиков участвовать в определении тарифов на перевозки, в которых они не принимали непосредственного участия, в том числе, когда речь шла о других видах транспорта.

Закон Стэггерса не упразднил регулирование отрасли полностью. За правительством были оставлены полномочия устанавливать максимальные размеры тарифов и принимать необходимые меры для того, чтобы не допустить доминирования той или иной компании на рынке. В соответствии с Законом, Комитет также мог запрашивать у одной железнодорожной компании доступ к ее оборудованию и путям для другой компании.
Благодаря этому документу железные дороги буквально пережили второе рождение. По данным Отдела Управления грузовыми перевозками Департамента транспорта США, вследствие Закона Стэггерса цены на услуги железнодорожных перевозчиков, как и затраты железнодорожных компаний, в течение 10 лет сократились вдвое. Кроме того, удалось остановить масштабные банкротства железнодорожных компаний.

Закон Стэггерса был одним из трех наиболее значительных Законов, принятых в течение двух лет в сфере реформирования системы транспортного регулирования. Двумя другими законами были Закон об отмене государственного регулирования авиалиний (Airline Deregulation Act) 1978 года и Закон об автомобильном транспорте (Motor Carrier Act) 1980 года. Эти документы привели к изменению существовавшей почти столетие до того системы всеобъемлющего государственного регулирования транспортной отрасли.
Закон Стэггерса получил свое название по имени конгрессмена Харли Стэггерса — председателя Комитета по межштатному транспорту и внешней торговле. Это был первый, но не последний, случай, когда имя инициатора законопроекта было официально закреплено в тексте Федерального закона и стало использоваться как его официальное название.

(При подготовке материала были использованы материалы Ассоциации американских железных дорог (AAR))
Tags: США, железные дороги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments