nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Кризис русской промышленности. Статья первая.

Сегодня выложу три небольших статьи (передовицы из "Русских ведомостей") Александра Ивановича Чупрова.

Кризис русской промышленности. Статья первая. 1884 год.

В промышленных кругах Москвы и прилегающего к ней района с нетерпением и страхом ожидают развязки происходящей теперь Нижегородской ярмарки. Конечно, опасения, как это часто бывает, могут оказаться преувеличенными; но нельзя отрицать, что для них существует немало пищи в состоянии наших мануфактурных рынков за последнее время. Какую бы отрасль обрабатывающей промышленности мы ни взяли, везде слышатся жалобы на низкие цены и вялые дела. Это не острый кризис, который быстро разрушает промыслы, но столь же быстро и проносится мимо; это какое-то мертвенное, апатическое состояние спроса, которому не видно конца, при котором каждый перебивается со дня на день, не зная, что ждет его завтра.

Сведущие люди говорят, что в истории нашей промышленности никогда еще не было примера столь продолжительного и упорного застоя. Одним из характерных признаков такого положения дел является умножение продаж в кредит и удлинение долговых сроков. Промышленник, который до последней крайности противится сокращению производства, готов не только отпустить, но даже навязать своим обычным покупателям лишнее количество товаров в кредит, лишь бы только как-нибудь развязаться с наготовленными запасами. Приходит срок расплаты — и кредитор решится лучше отсрочить долг, нежели потерять покупателя. Таким образом, у крупных производителей и оптовых торговцев постепенно растет и расширяется сумма оказанного кредита, и их судьба все больше и больше становится в зависимость от свойств предстоящей ликвидации. Так как сроком для расплаты по товарным долгам у нас, согласно старинному обычаю, назначается по большей части Нижегородская ярмарка, то является совершенно понятным то трепетное настроение, каким проникнуты в настоящее время большие и малые светила нашего делового мира. От того, как пойдут расчеты за прошлое время, какие выкажутся виды на будущий сбыт, зависит судьба многих фирм.

Конечно, теперь не то, что прежде. В былое время Нижегородская ярмарка была каким-то откровением для всех промышленных классов внутренней России: на ней впервые приподнималась завеса будущего и становились известными плоды прошедшего. Быстрые сношения нашего времени несколько умалили значение ярмарки с этой стороны. Оптовый кредитор больших центральных рынков имеет теперь возможность непрерывно получать сведения о ходе дел у его клиентов и, следовательно, раньше ярмарки предвкушать или сладость барыша, или горечь убытков; но, во всяком случае, эти предварительные соображения имеют более или менее гадательный характер, пока они не будут проверены результатами ярмарки. Ввиду изложенного никто не решится сказать в настоящую минуту с уверенностью, каков будет исход ярмарки, но, судя по многим признакам, мудрено ожидать чего-нибудь особенно благоприятного, какой-нибудь крупной поправки дел. Укажем в нескольких словах на эти признаки.

Насколько можно судить по заявлениям промышленников, центр тяжести затруднений, переживаемых в последние годы, состоит не в недостатке капиталов, не в каких-либо стеснениях производства, а преимущественно, если не исключительно, в трудности сбыта изделий. Эта трудность зависит прежде всего от чрезмерного расширения производства в недавнем прошлом. Наши фабриканты долгое время оставались глухи к внушениям рынка и, увлекаясь несбыточными надеждами, не только не сокращали, а даже постепенно расширяли размеры производства.

Первый толчок к расширению был дан усиленными заказами для армии в минувшую войну и бойким спросом на все товары в первое время по заключению мира. Выпущенные во время войны бумажные миллионы, разошедшись между поставщиками разного рода, распространили в некоторых слоях общества временное благоденствие и повели к усиленному потреблению товаров, в особенности предметов роскоши. К этому присоединилось еще влияние нескольких хороших жатв, совпавших с неурожаями за границей и небывало высокими ценами по расчету на нашу быстро обесценившуюся бумажную валюту. Все эти обстоятельства вызвали замечательно оживленный сбыт мануфактурных изделий, вследствие которого фабрики едва поспевали изготовлять товары. В 1879 г., например, требование на бумажную пряжу было настолько велико, что, несмотря на огромный ввоз хлопка, наши бумагопрядильни не успевали поставлять ее, вследствие чего было ввезено из-за границы 875 900 пудов пряжи, — на 500 тыс. пудов больше в сравнении с годами до войны. Такой запрос ослепил фабрикантов: в короткое время в Москве и ее районе основалось несколько новых крупных бумагопрядилен, а прежде существовавшие значительно расширили свое производство; громадные ситцевые мануфактуры Москвы довели свою выработку до небывалых прежде размеров. Но, раздвигая пределы своих фабрик, промышленники упустили из виду, что оживление, следовавшее за войной, зависело не от каких-либо прочных успехов нашей экономической жизни, а от обстоятельств чисто временного и случайного характера. Разжившиеся военные поставщики и их приспешники спустили попавшие в их руки деньги так же быстро, как получили их. Громадный запрос на материалы для солдатской одежды и обуви прекратился вместе с окончанием войны. Чрезвычайные барыши, доставшиеся торговцам земледельческими продуктами вследствие быстрого падения курса бумажных денег, со временем исчезли, так как цены всех предметов постепенно приспособились к изменившейся стоимости рубля. Затем начался ряд неурожайных годов, заключившихся в последнее время застоем хлебного отпуска за границу и резким понижением цен на хлебные продукты. Начавшаяся заминка в сбыте товаров должна была бы, казалось, послужить сигналом к сокращению производства, но не тут-то было. Увлекаясь фантастическими надеждами то на закрытие закавказского транзита, то на повышение таможенных пошлин, фабриканты не только не сокращали, но даже расширяли свои обороты. В минувшем 1883 г., несмотря на всеми сознаваемый застой, было привезено из-за границы более 8 млн пудов хлопка, — цифра, превышающая ввоз его в самые цветущие периоды промышленности. В первые четыре месяца текущего года ввезено хлопчатой бумаги даже больше, нежели в прошлом году, именно 1 922 000 пудов против 1 907 000 в 1883 г. Мы останавливаемся на хлопке лишь потому, что он представляет собой самый характерный материал для московского района, но то же самое надлежало бы сказать и относительно других товаров. Таким образом, чем дальше, тем больше усиливается несоответствие между производством и потреблением мануфактурных изделий: производство растет, а сбыт сжимается. Лишь в самое последнее время некоторые из фабрикантов начали сокращать свою выработку, но это — капля в море. При изложенных условиях естественно должно было явиться переполнение рынка товарами, которое, как мы указали выше, неизбежно вело к расширению продаж в кредит. Фиктивный сбыт при помощи таких продаж на время скрывал истинное положение рынка; в расчете на него фабриканты работали по-прежнему. Однако таким образом может идти дело недолго. Рано или поздно должна наступить развязка: зарвавшиеся провинциальные торговцы или не в состоянии будут рассчитаться по своим долгам, или не захотят далее брать товаров, которыми и без того загромождены их лавки. Этого-то прискорбного исхода и ожидают на предстоящей ярмарке. В прошлом году печальная развязка была предупреждена расширением и продолжением кредитов; для нынешнего же года не надеются на возможность такого исхода.

Вопреки пессимистическим ожиданиям, мы не думаем, чтобы ярмарка сама по себе усилила или обострила кризис, но она неизбежно даст почувствовать затруднительность настоящего положения промышленности и, быть может, заставит серьезно заняться вопросом о мерах к выходу из него. В известной части нашей печати уже давно готов рецепт таких мер. Повышение таможенных пошлин, если возможно, до уровня запретительных тарифов представляет, по мнению этих органов печати, верное средство открыть сбыт произведениям наших фабрик, создать разработку новых богатств и заработок тысячам новых рабочих. Агитация этой партии достигла цели: в последние годы одна за другою вводятся новые пошлины и поднимаются старые. Однако мы все не видим обещанного благоденствия; напротив, преувеличенные ожидания от новых пошлин поощряют промышленников к расширению производства, тогда как по обстоятельствам рынка благоразумие предписывало бы сокращать его. Этот отрицательный опыт убеждает, что не здесь надлежит искать способов для борьбы с кризисом. Единственный верный путь к выходу из настоящих затруднений состоит в развитии потребительной способности сельских классов, главных, основных покупателей промышленных изделий. Истинно понимаемая промышленная политика должна сосредоточить все свои усилия на этой стороне дела. Вместо того, чтобы тешить себя мишурой тарифных ухищрений, наши промышленные классы должны были бы вызывать и поддерживать все меры, клонящиеся к прочному улучшению земледельческого производства и к возвышению благосостояния крестьян.

Каждая лишняя десятина, которая будет приобретена крестьянином благодаря своевременной помощи со стороны кредитных учреждений, каждая лишняя четверть хлеба, которую вырастит земледелец на этой десятине вследствие применения лучших приемов обработки полей, каждый лишний гривенник, который прибавится от проданной четверти вследствие улучшения в способах перевозки или торговли хлебом, и, наконец, каждый рубль, который сохранится в кармане крестьянина вследствие уменьшения и лучшего распределения податей, — все это немедленно и неизбежно выразится в соответственном приросте потребления ситца, сахара, кож и других товаров. Нужно удивляться, каким образом до сих пор в наших промышленных слоях так мало распространено сознание той роковой, кровной связи, которая существует в странах, подобно России не имеющих внешних рынков, между интересами обрабатывающей промышленности и благосостоянием главных потребителей ее изделий — сельских классов.
Tags: Александр Чупров, история, экономика
Subscribe

  • Рост - боль

    " Все экономический рост воспринимают как что-то такое хорошее и приятное. На самом деле, это очень болезненный процесс". © Глава Минэкономразвития…

  • Хранить вечно

    « Надо хранить память о Крыме и вести дело к его возвращению в свое время» (с) Курт Волкер

  • Кстати, да

    А бложику-то уже шесть годочков. Как время беЖЖит...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments