nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Categories:

Хлеб преткновения

С трибуны XXVI съезда партии Л. И. Брежнев заявил: «Итоги развития народного хозяйства (в 70-е годы) убедительно подтверждают правильность экономической стратегии партии. Страна существенно продвинулась вперед на всех направлениях созидания материально-технической базы коммунизма». В завершение перечня «поистине исторических свершений» скромно отмечалось, что не всех намеченных рубежей удалось достичь. Нe все министерства и предприятия выполнили свои планы. В народном хозяйстве еще имеются узкие места и диспропорции. Не удалось решить задачу роста производительности труда, ускоренного развития отдельных отраслей, преодолеть распыление капитальных вложений. За годы десятой пятилетки экономика не смогла выйти по показателю эффективности на те рубежи, на тот уровень, который предусматривался. Короче говоря, основные задания пятилетки эффективности и качества не были выполнены.

Причины тут разные, и объективные и субъективные: недоработки в планировании, недостаточная требовательность, нарушения дисциплины, бесхозяйственность. В экономике нарастали негативные процессы, создавшие, по существу, предкризисную ситуацию. Усилился разрыв между словом и делом. Поиск путей дальнейшего продвижения вперед во многом сдерживали приверженность привычным формулам и схемам, сила инерции.

Именно сила инерции, привычки, стремление двигаться «проторенной дорожкой», пассивность, перестраховка приводили к тому, что многие принципиально новые, прогрессивные идеи, содержащиеся в партийных документах и починах передовиков, одобренных ЦК партии, не реализовались на практике. На конкретном материале об этом рассказывалось в моем экономическом обозрении «Хлеб», опубликованном в «Правде» 19 октября 1981 г., материалы которого и помещены ниже.

«Воздушный вал» на хлебе насущном

Во время одной из поездок на родину знаменитого щекинского метода бывший в ту пору первым секретарем Щекинского горкома партии Г. И. Гроцескул рассказал мне, что в десятой пятилетке у них в районе образовался дефицит рабочих — около трех тысяч. Где их взять? Вопрос обсуждали на экономическом семинаре при горкоме партии для руководителей предприятий, который возглавлял Герой Социалистического Труда, бывший директор Щекииского химкомбината Петр Михайлович Шаров.

Как выяснилось, резервы рабочей силы есть практически на всех предприятиях. Чтобы воспользоваться ими, надо бы повсеместно внедрить щекинский метод. Но на этом пути есть серьезная преграда. Согласно инструкции, «плановый фонд заработной платы определяется умножением расчетной численности работников на их среднюю зарплату». Это означает что сокращение числа рабочих па предприятии автоматически уменьшает фонд зарплаты. Кто на это пойдет?! Тогда Гроцескул уговорил вышестоящее руководство «своих» предприятий не уменьшать им фонд зарплаты в связи с сокращением рабочих, разумеется, при сохранении прежнего объема производства. Дефицит перекрыли с лихвой. Самым трудным «орешком», вспоминал секретарь горкома, оказался хлебокомбинат. И вот почему.

По мере роста благосостояния советских людей и разнообразия продуктов питания потребление хлеба на душу населения уменьшается. В 1980 г. расход хлебопродуктов на душу населения уменьшился против 1940 г. на 28,7%. Однако .Госплан планирует министерству, а оно предприятиям увеличение выпуска хлеба, так же как, скажем, металла, спрос на который неуклонно повышается, от достигнутого уровня в рублях.

В Щекинском районе, например, потребление хлебобулочных изделий уменьшилось в 1975 г. по сравнению с 1965 г. на 22%, а план реализации на десятую пятилетку увеличили на 15%, что характерно в целом для отрасли. Такое планирование ведет к образованию «воздушного вала» — так экономисты называют разрыв между планом в рублях и натуральном выражении (тоннах, штуках, метрах).

Цены на хлеб у нас стабильны. Как же набирать рубли при отсутствии необходимого количества тонн? Чем заполнять «воздушный вал»? Когда я впервые столкнулся с этой проблемой в Щекине, то ситуация показалась мне просто безвыходной. Но недаром же говорят: на каждый яд находят и противоядие. Щекинцы, например, организовали выработку и реализацию... оладьевой муки, с помощью которой и «вытягивался» вал. Но есть тут и другие «резервы».

Прежде всего это маневрирование ассортиментом, особенно булочных изделий. Выпуск низкокалорийных, наиболее дешевых ограничивается, а если план горит, то и вовсе прекращается. Производство же продукции повышенной стоимости, особенно с дорогими добавками (жиры, шоколад, сахар, орехи, изюм, ваниль и др.), расширяется, осваиваются новые виды таких изделий. Прирост объема валовой продукции на хлебопекарных предприятиях Минпищепрома СССР в десятой пятилетке был в 2,5 раза больше прироста выпуска изделий в тоннах.

Однако у большинства хлебных заводов возможности для маневра ассортиментом ограничены. Поэтому для них главным путем выполнения заданий по валу является выпуск массовых сортов хлеба в тоннах, часть которого идет... в мусоропроводы. Только в пищевые отходы там, где налажен их сбор, попадает более 5% произведенного хлеба. А в понедельник и особенно в послепраздничные дни отходы его резко увеличиваются.

«Нам планируют показатели в тоннах,— пишет в редакцию директор Лазаревского хлебозавода (Краснодарский край) Н. Медведев.— И пусть население города и отдыхающие в достатке обеспечены хлебобулочными изделиями, плановые тонны вынь да положь, а за сверхплановые не только не осудят, но и в заслугу поставят. Как быть? Отдельные хлебозаводы вынуждены вырабатывать в больших количествах хлеб низших сортов, который охотно скупают на откорм животных».

В самом деле, разве можно признать нормальным, что килограмм ржаного хлеба стоит 12, а комбикорма — 18 коп.?

«Ничего, не разоритесь!»

— Ничего, не разоритесь, если возьмете и буханку. У нас самый дешевый хлеб в мире! — заявила продавщица пожилому мужчине, попросившему отрезать ему четвертушку хлеба.
— Вы совершенно правы,— спокойно ответил он.— Но мне четвертушки достаточно на два дня. Жалко хлеб выбрасывать...

Резка буханок значительно уменьшает отходы хлеба. Но этим самым работники торговли рубят сук, на котором сидят: главным показателем оценки их работы является объем товарооборота в рублях. К тому же резка хлеба требует немалых затрат ручного труда.

Ясно, что было бы целесообразнее выпекать хлеб более мелкой расфасовки, с учетом спроса покупателей. Об этом давно и много пишут. А воз и ныне там. Почему? Да потому, что на килограммовых буханках выполнить план в рублях и тоннах легче и с меньшими затратами живого труда. При переходе на выпуск их развесом 0,8—0,5 кг производительность снижается, а расход зарплаты на рубль вала примерно на столько же повышается. Кроме того, на мелких изделиях несколько выше удельный расход муки.

С первого сентября 1981 г. щекинские пекари вместо килограммовых начали выпускать буханки по 850 г. Мелочи? Не скажите! Это привело к «недопотреблению» в сентябре 132 т хлеба, т. е. 10% месячного объема. Такое «недопотребление» в масштабах страны дает экономию около 1 млрд руб. в год. А заводу? Месячный план реализации он выполнил только на 91%. При росте трудоемкости производительность труда «упала», уменьшился фонд зарплаты, а премии, как говорится, приказали долго жить. Более того, завод подвел транспортников с тонно-километрами и работников торговли, потерявших 21 тыс. руб. товарооборота. Отстающих в районе прибыло!

Показывая мне сводку, Гроцескул спрашивает:
— И что же посоветуете делать?
— Потребовать на законном основании уменьшить план.
— Кто на это пойдет? Ведь тогда надо кому-то добавлять.,. Надо подумать насчет добавок — жиров и сахара. Другого пути пока не вижу,— подытожил свои невеселые рассуждения Григорий Николаевич.

А межде тем дополнительные расходы, связанные с производством, транспортом и реализацией мелкой расфасовки, представляются копеечными монетами на фоне сторублевых купюр. Судите сами. Допустим, что в отходы попадает только 5% хлебопродуктов. Этого количества хлеба достаточно, чтобы кормить им две такие республики, как Белоруссия и Армения, да плюс еще два российских города — Кисловодск и Пятигорск. Для получения 5-процентного количества хлебопродуктов надо вспахать, посеять, обработать и убрать 1141 тыс. га зерновых. 13 тыс. тракторов и 6,5 тыс. зерновых комбайнов надо произвести и использовать для этой цели. Более 100 тыс. рабочих, колхозников, инженеров, агрономов и служащих должны принимать участие в данном процессе.

И тут от... достигнутого

Пищевая промышленность является одной из наиболее материалоемких отраслей народного хозяйства. Чужой, или, по Марксу, прошлый, труд в структуре затрат этой отрасли превышает 90%, а собственные затраты составляют лишь 6,6%. Резервы для снижения материалоемкости продукции в отрасли большие. Но пока заметных сдвигов в их использовании не наблюдается.

В 1980 г. органы народного контроля проворили выполнение заданий по экономному расходованию сахара на ряде предприятий Минпищепрома. Выяснилось, что многие из них в погоне за валом от достигнутого уровня расширяют выпуск более дорогих изделий за счет повышения расхода сахара.

Так, кишиневская кондитерская фабрика «Букурия» в 1980 г. по сравнению с 1978 г. почти в 2 раза уменьшила выпуск карамели и других видов дешевых конфет, а производство высокосахаристых изделий увеличила в 2 раза. В результате расход сахара на тонну конфет увеличился на сто килограммов. Дагестанские пищевики задание выпуска компотов выполнили лишь на 60%, а повидла, на тонну которого сахара расходуется в 5 раз больше, выдали вдвое больше плана. А в Кабардино-Балкарии под видом фруктовых консервов выпустили новинку «Золотой улей» в состав которого входит 45% сахара, 37 — патоки, 10% меда и ни грамма фруктов.

Как видим, погоня за валом, для чего нерационально, а порой и расточительно расходуется немало ценных пищевых продуктов, характерна не только для пекарей. Этой «болезнью» страдают и другие подотрасли пищевой промышленности, да и не только они.

Известно, что рост продолжительности жизни ведет к увеличению числа людей пожилого возраста. Это повышает спрос на разнообразные диетические, и прежде всего на низкокалорийные, малосахаристые, продукты. А пищевики, чем большей выработки в рублях на одного рабочего достигают, тем решительнее «отбиваются» от подобной снеди. А заодно с ними и общепитовцы редко балуют потребителей овощными блюдами даже в пору бабьего лета, когда вокруг изобилие овощей! Не по этой ли причине все реже появляются на прилавках мармелады, пастила, зефир, леденцы, для изготовления которых не требуется заморских бобов и которые всегда были в избытке?!

Чем все это объясняется? Думается, что, пока темпы развития исчисляются на базе валовой продукции, сокращение издержек производства, освоение и выпуск более дешевых изделий ведут к искусственному снижению темпов роста объема производства и производительности труда и, что особо следует подчеркнуть, к уменьшению фонда зарплаты.

Научный подход к решению этих проблем определен июльским (1979 г.) Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР о дальнейшем улучшении хозяйственного механизма. В нем признано нецелесообразным планирование от достигнутого и намечено внедрить в текущей пятилетке нормативную чистую продукцию или аналогичные ей показатели, исключающие чужой труд при оценке вклада данного коллектива в конечную продукцию.

«Как вам работается по-новому?» — спросили мы руководителей Миннищепромов Молдавии и Эстонии и некоторых директоров предприятий, уже использующих показатель нормативной чистой продукции.

В целом они хорошо отзываются о новом показателе, видят в нем перспективу. Но жалуются, что оказались в двойственном положении: их работа планируется и по старым и по новым показателям. Местные органы строго спрашивают за выполнение объема реализации. К тому же фонд зарплаты планируется по-прежнему — от объема валовой продукции.

Минпищепрому дано право корректировать планы выпуска изделий в тоннах в зависимости от спроса. Но при этом доля зарплаты от вала и сумма отчисления прибыли сохраняются на первоначальном уровне. Образуется заколдованный круг...

Накручивание хлебного и конфетного вала продолжается

Вскоре после публикации «Хлеба» мне позвонили сверху и спросили:
— Что в вашем очерке придумано? Я ответил:
— «Хлеб» не очерк, а экономическое обозрение, и в нем все, включая эпизоды о встречах и беседах, взято из жизни.

Как стало мне известно позже, звонок был и в Щекино. Там подтвердили, что Г. Н. Гроцескул действительно организовал обсуждение проблемы накручивания хлебного вала. Дополнительная проверка, видимо, была вызвана тем, что в докладе на ноябрьском (1981 г.) Пленуме ЦК КПСС было сказано: «...еще не удалось избавиться от таких показателей, которые, по существу, толкают на расточительство. Имеется в виду пресловутый „вал", исчисляемый в тоннах или рублях, когда речь идет, например, о выпуске станков и выпечке хлеба, либо же в тонно-километрах, когда дело касается оценки работы транспорта...»

После Пленума я обратился к министру пищевой промышленности СССР В. Леину с предложением освободить Щекинский хлебокомбинат в порядке эксперимента от вала и реализации. Фонд зарплаты определять не по валу в рублях от достигнутого, а по трудоемкости фактически произведенных с учетом спроса хлебобулочных 'изделий.

— Идея хорошая,— согласился министр.— План по хлебопекарной промышленности нам все время увеличивают от достигнутого и никаких доводов о сокращении потребления хлеба не признают. Но по одному заводу будет не совсем показательно 'и убедительно. Давайте проведем эксперимент на примере всей Тульской области.

Вскоре был издан приказ о переводе Тульского управления хлебопродуктов на работу по нормативной чистой продукции. К сожалению, перевод был сделан только на бумаге. Для выполнения намеченных Основными направлениями экономического и социального развития СССР на 1981—1985 гг. и на период до 1990 г. темпов требовались все большие и большие объемы в рублях. Измерение и оценка работы хозяйственных звеньев по нормативной чистой продукции пришли в противоречие с курсом на сохранение высоких затратных темпов и увеличение. абсолютных приростов в рублях. Для пищевиков никаких исключений не делалось. Поэтому накручивание вала на хлебе насущном усилилось.

Но коллектив Щекинского хлебокомбината мужественно продолжал свой эксперимент. В итоге он пострадал... за экономию. Об этом поведал Г. Н. Гроцескул в статье «Наказали за инициативу», опубликованной в «Советской России» 1 июня 1983 г. В ней, в частности, он рассказал читателям газеты, что в 1981 г. Щекинский хлебокомбинат одним из первых в отрасли перешел на прогрессивную выпечку хлеба в мелкой расфасовке, уменьшенного веса буханками и батонами. Эффект был получен немедленный. Уже к концу года предприятие сэкономило 336 т хлеба, полностью удовлетворив потребности горожан. В 1982 г. экономия составила 509 т. А всего с начала работы по-новому Щекинский комбинат достиг экономии в 145 тыс. руб., писал автор статьи. Однако ни один человек за это не получил вознаграждения. Не положено! План-то по тоннажу не выполнен. Как ни парадоксально, но директора даже наказали за... корректировку плана в сторону уменьшения. Наказали, собственно, за инициативу.

Будучи в Москве, продолжал Гроцескул, я заглянул в Мингіищепром РСФСР. Все-таки болит душа за коллектив комбината, не по своей вине попавший в весьма незавидное положение. «Товарищи,— говорю,— помогите, не гасите инициативу!» А мне в ответ ссылки на Госплан, Министерство финансов: мол, в планировании пока не хватает гибкости, оперативности. Инструкции действуют прежние...

«Зачем батону тоннаж?» — так называется отклик на статью Г. Н. Гроцескула за подписью 25 инженерно-технических работников Новгородского хлебокомбината, опубликованный в «Советской России» 23 октября 1983 г. В нем говорится: «Статью первого секретаря Щекинского горкома КПСС т. Гроцескула „Наказали за инициативу" мы обсудили на совещании работников нашего хлебокомбината. То, о чем он пишет, происходит и у нас. Причем с каждым месяцем положение усложняется. Новгородский хлебокомбинат одним из первых в области перешел на выпуск хлебобулочных изделий уменьшенного развеса. Экономия муки составила 870 т, хотя потребность населения в хлебе удовлетворена полностью. Но наше предприятие из передового стало отстающим, поскольку план корректируется комбинату только по объемным показателям, а остальные показатели, зависимые от тоннажа, в том числе прибыль, остаются без изменения.
Напрашивается вопрос: до каких пор это будет продолжаться? Ведь инженерно-технические работники и служащие перестали получать премии, а при невыполнении плана прибыли за год не получат и тринадцатую зарплату, как и весь остальной персонал. Просим газету вмешаться, чтобы окончательно решить этот вопрос и помочь не только коллективу нашего Новгородского, но и работникам других хлебокомбинатов».

К сожалению, помочь щекинцам, новгородцам и другим предприятиям, попавшим в беду из-за экономии, ни областные управления пищевой промышленности, ни министерство не могли. Они сами задыхались от нехватки вала, которого от них требовали все больше и больше.
В конце одиннадцатой пятилетки я поинтересовался итогами работы туляков в Управлении хлебопекарной и макаронной промышленности. Объем валовой продукции у них составил 99,1%. Менее одного процента не дотянули до заветных двух нулей с единицей. Обидно, конечно.

А ведь так старались! Об этом свидетельствует такой факт. Выпуск хлеба и хлебобулочных изделий в натуральном выражении уменьшился с 267,6 тыс. до 234,5 тыс. т. При сокращении выпуска хлеба в тоннах почти на 13% в рублях не дотянули всего лишь на 0,9%. В стремлении спасти план любой ценой туляки, как и другие хлебопеки, сокращали выпуск дешевых ходовых изделий и делали упор на дорогие. В итоге средняя стоимость тонны хлеба и хлебобулочных изделий повысилась с 230 до 251 руб., или почти на 10%. И это без повышения цен. Просто за счет игры ассортиментом. Анализ показал, что камнем преткновения для туляков оказался рост выпуска изделий в мелкой расфасовке, который составил (в тоннах) 102%. Эти 2% и сыграли с ними злую шутку.

Примерно такая же картина сложилась и в целом по хлебопекарной промышленности. Выпуск хлеба и хлебобулочных изделий уменьшился с 20 997 тыс. т в 1980 г. до 20 653 тыс. т в 1985 г., а объем товарной продукции за тот же период возрос на 5%. Этого удалось достичь благодаря повышению средней стоимости тонны хлеба и и хлебобулочных изделий на 6,6%.

К сожалению, накручивание хлебного вала продолжается и в двенадцатой пятилетке. Объем валовой продукции тулякам предложено увеличить за пятилетку на 3% при сокращении выпуска хлеба и хлебобулочных изделий в тоннах на 4%. Среднюю цену тонны изделий к 1990 г. планировалось повысить на 16 руб., или на 6,5%. Но в связи с официальным повышением цен на хлеб в 1986 г. стоимость тонны возросла на 14 руб. Учитывая, что темпы определяются в сопоставимых ценах, этот рост цен не содействовал выполнению плана в рублях. Значит, ради выполнения плана и обеспечения коллектива зарплатой необходимо продолжать «вымывание» дешевого ассортимента и, таким образом, повышать среднюю стоимость тонны изделий.
В целом по хлебопекарной промышленности страны на двенадцатую пятилетку выпуск хлеба и хлебобулочных изделий в тоннах планируется примерно на том же уровне, а объем товарной продукции увеличен почти на 8%. Для выполнения этого задания намечено повысить среднюю цену тонны изделий за пятилетку на 27 руб., или на 11%. За счет последнего будет обеспечен и соответствующий «рост» производительности труда.

И пока мы не откажемся от директивного планирования роста товарной продукции от достигнутого уровня, хлебозаводы ради обеспечения коллектива зарплатой вынуждены будут накручивать объем в рублях главным образом за счет ограничения выпуска или вообще снятия с производства дешевых изделий и расширять дорогой ассортимент. Спрос растет на дешевые низкокалорийные изделия и батоны мелкой расфасовки, а хлебопеки, наоборот, расширяют выпуск изделий высококалорийных, куда добавляют побольше сахара, повидла и других дорогих компонентов.

В этой связи запомнилось письмо в «Правду» Гали Еремеевой, проживающей в одной из областей Нечерноземной зоны РСФСР. Вот что в нем говорилось:

«Уважаемая редакция!
В газетах много пишут о закреплении молодежи на селе. Очень важная проблема. Я комсорг 10-го класса, и мы много говорим об этом. Большинство нашего класса решило уехать. Куда? Кто куда, но в деревне решено не оставаться. Почему это происходит? Причин тут много. Вы пишите о строительстве культурно-бытовых объектов на селе. Наш клуб пришел в аварийное состояние, и его закрыли на ремонт, когда мы ходили в первый класс. К ремонту еще не приступали. Но я хочу сказать про другое. В последние годы возникла проблема с хлебом. По графику его завозят в нашу деревню три раза в неделю. График чаще нарушается, чем выполняется. Иногда буханка так каменеет, что далеко не каждому ножу она по зубам. Пока в магазине продавали муку, это было терпимо. Но она почему-то исчезла. Потом не стало и блинной....
В двадцати километрах от нас районный центр. Раньше там было навалом разнообразных бубликов, баранок, сушек, сухарей, и легко можно было запастись впрок. Но теперь и там, кроме хлеба и батонов, все исчезло. Мама рассказывала, что в послевоенные годы в нашем сельмаге было полно разных мармеладов, пастилы, зефира, леденцов, карамели, пряников и печенья. Но мы их уже не застали. Куда все это подевалось? Ведь для них не требуется импортное сырье и электронно-вычислительные машины третьего поколения...»

К сожалению, мама Гали права. После отмены карточной системы в 1947 г. в любом сельмаге полно было мармеладов, зефира, пастилы, галет, пряников, карамели. Куда все это подевалось? Кому оно мешало? Ведь для производства этой мелочевки, как остроумно заметила Галя, «не требуется импортное сырье и электронно-вычислительные машины третьего поколения».

Причина тут та же, что во всем народном хозяйстве: измерение объема производства, оценка и стимулирование работы предприятий пищевой промышленности производятся на базе валовой (товарной) продукции. Фонд зарплаты определяется в процентах к валу. Сокращение выпуска продукции в рублях автоматически уменьшает сумму фонда зарплаты и фондов экономического стимулирования. Дешевые и трудоемкие изделия не обеспечивают фактического расхода зарплаты по нормам, и их выпуск неуклонно уменьшается. А при первой же возможности от них вообще избавляются.

Расход зарплаты, например, для выпечки килограммовых буханок хлеба на 1 руб. товарной продукции около 3 коп., сухарей — 8—10 коп., а баранок — от 12 до 16 коп. Заводу планируют в среднем от достигнутого 3—4 коп. на рубль. Изделия, на которые фактические расходы выше плановых, выпускать не выгодно. Можно остаться без зарплаты. Именно поэтому баранок и сухарей в магазинах днем с огнем не найдешь. А о бубликах и говорить нечего, многие молодые люди их даже и не видели.

Такая картина характерна для всей пищевой промышленности, и в частности для кондитерской. Когда в конце 70-х годов сложилась кризисная ситуация с сырьем для шоколада (с какао-бобами), то Ленинградскому кондитерскому объединению имени Н. К. Крупской было выгоднее, чтобы линия по выпуску шоколадных плиток простаивала, хотя на ней можно было выпускать сладкие плитки типа леденцов. Почему?

Оптовая цена тонны шоколада 6 тыс. руб. Помножим это на 5 тыс. т (годовая мощность линии) и получим для плана 30 млн руб. Тонна сладких плиток стоит 2 тыс. руб. Это значит, что при тех же затратах труда фабрика получает для плана лишь 10 млн руб. 10 млн лучше, чем простой линии. Но это с позиций покупателей, общества. А с позиций предприятия все смотрится по-иному. На каждый рубль товарной продукции плановый расход зарплаты составляет 3 коп. При выпуске шоколадных плиток на 30 млн руб. фабрике положено 900 тыс. руб. фонда зарплаты, плановый же расход зарплаты работникам за обслуживание этой линии составлял 600 тыс. руб. А если, удовлетворяя спрос, фабрика стала бы производить сладкие плитки, то на 10 млн руб. ей разрешили бы израсходовать лишь 300 тыс. руб. зарплаты, тогда как фактический ее расход по-прежнему составляет 600 тыс. Откуда же фабрике брать еще 300 тыс. руб.?

Фонд зарплаты предприятиям пищевой промышленности (как и другим отраслям) определяется по «средне-потолочному» методу— в процентах к объему валовой (товарной) продукции. Так, на Ленинградском кондитерском объединении, как отмечалось, он составлял в среднем 3 %. А между тем амплитуда колебания трудоемкости изделий составляет 1 : 20 и более. На изготовление тонны шоколада затрачивается 35 нормо-часов, а тонны конфет «Чернослив в шоколаде» при одинаковой цене — 880 нормо-часов, или в 25 раз больше. В первом случае рабочий за смену производит продукции на 1255 руб., а во втором — на 50 руб. Но и в том и в другом случае он получает примерно одинаковую зарплату. Именно поэтому чернослив в шоколаде почти не выпускается.

(Источник: Валовой Д.В. От застоя к развалу. - М.: Наука, 1991)
Tags: СССР который мы потеряли, как жЫть раньше, эффективная советская экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments