nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Categories:

Экономические и организационные проблемы повышения качества продукции

(Ещё одна любопытная статья из "Вестника АН СССР")
 
Проблемы качества носят сегодня не столько технический, сколько организационно-экономический характер, и в их решении большую роль призваны сыграть академические экономисты, чья работа не подчинена узковедомственным интересам. Однако ни в Отделении экономики АН СССР, ни во всей системе научных экономических учреждений страны нет ячейки, которая специально занималась бы всем комплексом этих многообразных проблем и была бы способна провести «инвентаризацию» имеющегося научного задела, выявить важнейшие проблемы, наметить перспективы исследований. Этот пробел попытались отчасти восполнить, собрав на расширенном заседании бюро отделения специалистов из различных научных учреждений и государственных ведомств, связанных с различными аспектами проблемы качества продукции. Их выступления в сумме дали довольно полную картину состояния дел, способную послужить отправной точкой для дальнейшей работы.
 

Собственно, к вопросам качества труда и продукции бюро Отделения экономики обращается не впервые. Восемь лет назад именно на подобном заседании бюро была обоснована применимость общей теории управления к такому сложному объекту, как качество, сформулированы важнейшие принципы комплексного подхода к повышению качества продукции — концептуальная основа для разработки всех систем управления качеством на предприятиях и объединениях. Специалисты, заметил директор Всесоюзного института метрологии и стандартизации Госстандарта СССР А. В. Гличев, до сих пор с благодарностью вспоминают об этом. С тех пор, по данным Госстандарта, создано почти 32 тыс. таких систем, опирающихся на сформулированные тогда принципы. И там, где эти системы реально работают, качество продукции достаточно высоко.
 
К сожалению, таких работающих систем пока не слишком много — не больше трети всех зарегистрированных. Остальные носят достаточно формальный характер. И это не удивительно. Ведь реальных стимулов к практическому применению этих эффективных принципов у предприятий до сих пор не было. Нет и кадров, которые могли бы на необходимом уровне контролировать качество и работать над его повышением: таких специалистов не готовят ни в каких учебных заведениях, а полагаться на эффект двух-трехмесячыых курсов повышения квалификации наивно.
 
Интересные данные, характеризующие работу различных звеньев производства и органов технического контроля, привел Г. А. Власкин (Институт экономики мировой социалистической системы АН СССР). По сведениям Госгортехнадзора, за последние годы 20% отказов техники происходили из-за отклонений от размеров, установленных на чертежах, 40% — из-за дефектов сборки, 10% — из-за дефектов сварки, 13% — из-за дефектов термообработки, 4% — из-за дефектов окраски и около 13% — из-за конструкторских недоработок. Но борьба с дефектами — не единственная и, может быть, даже не главная из проблем качества продукции. Предотвратить подобные нарушения можно, в частности ужесточив, контроль, что и делается сегодня, после решений о переходе к государственной приемке продукции. Сложнее добиться другого.
 
Исследования показывают: скорость морального старения продукции удваивается каждые 20 лет. А для постоянного обновления продукции недостаточно самого жесткого контроля: в таком обновлении должен быть заинтересован сам производитель, подталкиваемый неотвратимо действующими экономическими механизмами, а не давлением «сверху». Уже сегодня такое давление неспособно заставить производителя действовать вопреки его интересам, и чем больше будет его, производителя, самостоятельность, чем больше прав будет давать ему хозрасчет, тем менее эффективным будет внешнее принуждение. Согласовать интересы производителя с требованиями научно-технического прогресса может лишь весь, хозяйственный механизм в целом.
 
Недостатки хозяйственного механизма — главный тормоз совершенствования продукции
 
По мнению большинства участников дискуссии, тяжелее всего на качестве продукции отражаются пороки системы ценообразования. Причем здесь, как подчеркнул А. Ш. Ат*едуев (так распознано не мной. - n_n) (Институт экономики АН СССР), положение ни в чем не улучшил даже крупномасштабный  экономический  эксперимент:  ни  функции цен,  ни принципы ценообразования в ходе эксперимента практически не менялись. Правда, на некоторые виды товаров цены стали определяться по прямой договоренности  производителя  с  заказчиком,  но  такой  продукции  слишком, мало.
 
Но дело даже не в количестве: необходимо, подчеркивали многие участники обсуждения, покончить с формальным характером ценообразова¬ния, увязать цены с требованиями потребителя. А. А. Дерябин (Институт экономики АН СССР), выступивший на заседании с наиболее развернутой концепцией реформы ценообразования, утверждает: система цен может содействовать научно-техническому прогрессу лишь в том случае, если мы откажемся от некоторых устоявшихся положений, успевших уже в какой-то мере приобрести силу аксиом.
 
Одна из таких аксиом — необходимость определять цену на новую продукцию на основе цены на аналогичную продукцию, освоенную ранее, с надбавкой на рост издержек производства и «полезного эффекта» нового изделия. Как показывает анализ, такой порядок определения цен прямо-таки заставляет производителя всеми способами завышать расчетную экономическую эффективность новой продукции. И хотя органы ценообразования впоследствии на 30—50% сокращают оптимистичные оценки производителей, скорректированная таким образом величина расчетной эффективности все равно, как показывает практика, остается сильно завышенной. В реальных производственных условиях эффективность новой техники, как правило, куда ниже той, из которой исходили при назначении цены.
 
Действующий порядок определения цен не случайно ведет к столь отрицательным для практики последствиям — он теоретически не состоятелен. Ведь реальное соотношение общественно необходимых затрат труда на производство старой и новой продукции нужно сравнивать иначе: оно определяется не условиями производства данного вида продукции, а более общими условиями воспроизводства. Это значит, что сами общественно необходимые затраты труда на производство старой продукции автоматически меняются с появлением продукции новой, более дешевой или более эффективной. Именно стоимость этой новой продукции начинает определять и стоимость старых изделий — эта последняя с появлением более дешевого или более эффективного заменителя автоматически падает. Старая машина, по выражению К. Маркса, утрачивает меновую стоимость по мере того, как машины той же конструкции начинают воспроизводиться дешевле или лучшие машины вступают с ней в конкуренцию.
 
Таким образом, в полном соответствии с политэкономической теорией главным экономическим стимулом к освоению новой продукции должны быть не надбавки к ценам на нее, а автоматическое обесценивание любой продукции — деталей, узлов, агрегатов, машин и т. п., в которой не используются появившиеся новые конструктивные или технологические решения. Такое снижение в несколько раз перекрыло бы возможный в некоторых случаях рост цен на новую продукцию. А если источником средств для поощрения изготовителей и создателей новой продукции будет не «аванс» в счет предполагаемого в будущем экономического эффекта этой продукции у потребителя, а реальное, одновременное с поощрением, снижение денежных доходов тех, кто не использует достижения научно-технического прогресса, тогда любое предприятие будет кровно заинтересовано не просто в использовании этих достижений, но и в том, чтобы использовать их как можно быстрее, опередив другие предприятия, и, главное, не позволив им опередить себя.
 
Это облегчило бы и положение органов планового ценообразования. Сегодня они неизбежно подвергаются критике и претензиям со всех сторон. Если удовлетворены требования производителя — недоволен потребитель. Если цена приемлема для потребителя — недоволен производитель. А чаще всего недоволен и тот, и другой. Кроме того, сегодня в конфликт с органами ценообразования часто вступают как раз те, кто хоть что-то делает для повышения качества продукции — их дополнительные издержки нельзя компенсировать более высокими ценами. А поскольку любое решение об уровне цены или надбавки исходит от какого-то конкретного лица, оно неизбежно принимает оттенок субъективизма.
 
Положение органов ценообразования значительно улучшилось бы, если бы «виновником» снижения цен на морально устаревшую продукцию выступал не какой-то конкретный специалист из органов ценообразования, а автоматическое воздействие научно-технического прогресса, появление высококачественных видов новой продукции. Это внесло бы в хозяйственный механизм так необходимый ему элемент экономической состязательности, в том числе и между предприятиями, относящимися к разным отраслям. В выигрыше оказались бы только те, кто быстрее и оперативнее других использует достижения научно-технического прогресса.
 
Подобные же ценовые приемы позволяют заинтересовать производителя не только в быстром освоении новых изделий, но и в поддержании и постепенном повышении установленных технико-экономических параметров и потребительских свойств всех без исключения выпускаемых изделий. Сегодня связь между ценами и качеством — в смысле соответствия стандартам и условиям — выражается в различии цен на товары разных сортов. Но чаще эта связь бывает лишь номинальной. Достаточно сопоставить товары одного назначения, выпускаемые разными предприятиями. Так, население сегодня явно предпочитает покупать холодильники «ЗИЛ» и «Минск», а многие другие холодильники того же класса пользуются крайне низкой репутацией, и торговая сеть буквально забита ими. Столь же велики различия в качестве часов, телевизоров и многих других изделий. Однако цены на эти товары не зависят от реального качества и спроса на них и определяются лишь формальными техническими параметрами — в случае с холодильником, например, объемом камеры. Более того, соотношение оптовых, цен, которые только и создают реальную заинтересованность производителей, часто бывает обратно качеству — оптовая цена одного из лучших отечественных холодильников — «ЗИЛ» — остается относительно самой низкой.
 
Менее заметны, но еще более поразительны такого рода недостатки в ценообразовании на средства производства. По большинству машин, приборов, оборудования цены фактически вообще не привязаны ни к каким конкретным показателям — хотя бы только декларированным.
 
Наверное, в современных условиях имеет смысл пойти на «фирменную» дифференциацию оптовых и розничных цен на товары народного потребления и оптовых цен на средства производства — устанавливать 15—20%-ные надбавки к ценам на продукцию тех предприятий и объединений, которые имеют более высокую репутацию и подкрепляют ее изготовлением более высококачественной продукции, и скидки на продукцию предприятий, известных дефектами, низким качеством, ненадежностью своих изделий, соответственно увеличивая или снижая объем фондов материального стимулирования. Причем если какому-то предприятию устанавливается «фирменная» надбавка к ценам, одновременно и на ту же сумму должны устанавливаться и «фирменные» скидки с оптовых цен. Пересмотр надбавок и скидок раз в год или в два года создаст достаточные стимулы для повышения качества и внесет элемент состязательности в эту область. Оценку качества следует получать, во-первых, у потребителей, во-вторых, у конкурентов. Они должны вместе с заявкой на надбавку указывать тех, чья продукция по качеству уступает их продукции и кто, соответственно, должен на эту сумму получить скидку с оптовой цены. За органами ценообразования в такой ситуации останется в основном роль арбитра.
 
Однако при нынешних отношениях между производителем и потребителем никакое изменение порядка ценообразования само по себе еще не решит проблем качества. Чтобы цены стали по-настоящему мощным рычагом, и производитель, и потребитель должен быть сильнее заинтересован в том, чтобы «считать деньги». Пока же даже в тех относительно редких случаях, когда потребитель может влиять на цены, он далеко не всегда стремится пользоваться этой возможностью. В подтверждение этого Л. И. Розенова (Госкомцен СССР) привела лишь один, но весьма красноречивый пример. Недавно Госкомцен в порядке «самонадзора» решил проверить правильность надбавок к ценам, установленных для ряда изделий за повышенное качество. Проверка велась непосредственно на предприятиях, где эта новая техника используется. Выяснилось, что из партии в 54 пресса, получивших такие надбавки, ни один не работает по причине конструктивных недоделок. Однако никто из купивших эти прессы не потребовал вернуть  выплаченные деньги, как это предусматривалось соглашением о поставках. Очевидно, права потребителя нельзя просто декларировать — для их реализации нужен соответствующий хозяйственный механизм.
 
И здесь главную беду видят в сохранении порядка планирования «от достигнутого», «от производства», а не от потребностей. Отсюда, считает П. Е. Беленький (Львовское отделение Института экономики АН УССР), и недостаточная ориентация планирования на конечные народнохозяйственные результаты производства и натуральные показатели, несбалансированность планов по потребностям — возможностям и по качеству.
Именно план, как главный регулятор производственных отношений, оказывает существенное влияние на все другие регуляторы, в частности на цену. Преобладающая теория и практика планирования «от производства» породила и соответствующую теорию и практику ценообразования. Цена при таком подходе призвана стимулировать прежде всего производителя, регулировать прежде всего его хозяйственную деятельность. Влияние цены на другие сферы воспроизводства при этом почти не учитывается. Из-за этого-то значительная часть новой техники не используется: чрезмерно высокие цены ограничивают ее эффективность. Дальнейшее повышение цен, односторонне поощряя производителя, ослабляет связь между производством и потреблением.
 
Ориентировать производство на конечный результат позволяет программно-целевое планирование и управление, осуществляемое на основе натуральных показателей. К такому планированию нельзя перейти, не пересмотрев некоторые теоретические концепции и не осуществив ряд практических мер. А чтобы стимулировать не только производство, но и использование новой, высококачественной техники, необходимо, во-первых, обеспечить рост сбережений предприятий и отраслей — потенциальный источник инвестиций, во-вторых, увеличить норматив (долю) прибыли, оставляемой в распоряжении предприятий на техническое перевооружение производства, в-третьих, дифференцировать плату за фонды, значительно увеличив плату за устаревшие фонды.
Действующие хозрасчетные предприятия следует переводить на полную самоокупаемость, на реальный, то есть полный, хозрасчет. Но для этого их необходимо сперва укрупнить: хозрасчетные права можно реализовать лишь в крупных отраслевых и межотраслевых комплексах с собственными НИИ и опытным производством, приближенных к предметно-замкнутым циклам — только там возможно сбалансированное сквозное программно-целевое планирование и управление на всех стадиях.
 
Необходимость «полнее использовать товарно-денежные отношения», сформулированная в новой редакции Программы КПСС, требует и соответствующих изменений в системе оценки и стимулирования хозяйственной деятельности предприятия. От дифференцированной оценки по количеству (выполнение плана, поставок и т. п.) и по качеству следует перейти к единой интегральной оценке по выпуску продукции с учетом ее качества. Качество должно существенно влиять на сумму получаемой прибыли.
 
Расширению хозяйственной самостоятельности предприятий противоречит и порядок отчисления средств в каждый из его фондов в зависимости от неких «фондообразующих показателей». У подлинно самостоятельного предприятия в его фонды должна поступать вся прибыль, остающаяся после нормированного отчисления средств в госбюджет и в централизованный отраслевой фонд и оплаты кредитов. По различным фондам предприятия эта прибыль должна распределяться в соответствии с ориентировочными нормативами, дифференцированными по отраслям и группам и регулярно корректируемыми в зависимости от конкретных задач технического перевооружения, социального развития и т. п.
 
При планировании «от достигнутого», подчеркнул Д. С. Львов (ЦЭМИ АН СССР), не используется одно из главных преимуществ плановой экономики — возможность централизованно определять, какая нам необходима техника и каким может быть максимум государственных ассигнований на ее создание. Именно из-за такого порядка планирования у нас до сих пор не установлены главные параметры, которые определяли бы техническую политику.
 
И даже в условиях экономического эксперимента, констатировал А. Б. Городецкий (Институт экономики АН СССР), ценообразование осталось оторванным от единой научно-технической политики, от хозрасчета производственных объединений. А при таком порядке не много пользы и от разного рода «ограничителей», «потолков», призванных сдерживать рост цен. Они лишь ужесточают формально режим определения цен, но не упорядочивают его, не повышают его действенности.
 
«От достигнутого» планируется не только производство, но размер фондов заработной платы и материального стимулирования. И в этом, считает Н. А. Смирнов (Институт экономики АН СССР), главное препятствие к стимулированию работы над качеством продукции. При любой форме материального стимулирования реальные показатели коллективов нужно сопоставлять не с «достигнутым» — плановыми заданиями и показателями за предшествующий период, а с уровнем показателей других однотипных предприятий и объединений. Этот принцип предполагает применение единых групповых и отраслевых нормативов формирования фонда заработной платы и фонда экономического стимулирования. Стимулирование качества — составная часть работы по обеспечению высокоэффективных конечных результатов деятельности хозрасчетных предприятий. Механизм поощрения за качество и повышения ответственности за него должен органично вписываться в систему полного хозяйственного расчета, когда весь фонд оплаты труда на предприятиях формируется по единому, общему для всех выплат экономическому нормативу, увязанному с уровнем показателя конечных хозрасчетных результатов работы. С другой стороны, планирование «от потребностей», стимулирование конечного результата предполагает гораздо большую свободу предприятия в использовании этого фонда. Так, в его пределах предприятие должно иметь возможность не только вводить доплату для отдельных передовиков, но и в определенных пределах повышать ставки и оклады всему коллективу.
 
Проблемы оценки качества и аттестации продукции
 
Всякий, кто хоть как-то связан с проблемами качества продукции, не может не обратить внимание еще на один парадоксальный факт: жалобы на качество продукции по меньшей мере не уменьшаются, а число и доля изделий, получающих высшую категорию качества, государственный Знак качества и т. п., неуклонно растут. На этот парадокс обратили внимание и многие участники заседания. А. А. Дерябин, например, заметил, что в 1984 г. из 300 наименований машин, приборов, видов оборудования, отнесенных комиссией ГКНТ к устаревшим и подлежащим снятию с производства, 165 имели высшую категорию качества. Объясняется эта странность несовершенством системы оценки качества и аттестации продукции. К тому же это сложнейший бюрократический процесс: для аттестации только одного изделия необходимо подготовить 46 документов объемом 330—350 страниц, затратить три-четыре месяца, привлечь десятки людей. И при этом не исключено, что результат аттестации устареет как раз тогда, когда продукции присвоят высшую категорию.
 
Правда, пути совершенствования аттестации ученые видят по-разному. Сам А. А. Дерябин в своем весьма развернутом докладе вообще не остановился на этой проблеме. Предложенный им порядок автоматического снижения цен на старую продукцию после появления продукции более прогрессивной в известном смысле заменяет формальную аттестацию. Другие специалисты ищут возможность усовершенствовать методологию и процедуру аттестации. Так, В. В. Кочетков (НИИ технологии машиностроения) видит основной недостаток нынешней методологии в принципиальной несопоставимости двух используемых критериев — стоимостных характеристик и научно-технического уровня и соответствующих им методов оценки — экономического расчета и экспертной оценки. Кроме того, сегодня, чтобы вынести оценку эффективности и качества нового изделия, нужно сравнить оцениваемое изделие с аналогами по 50—60 стоимостным и техническим показателям. А информация о соответствующих зарубежных разработках бывает весьма неполной и к тому же сильно запаздывает, да и комплексы отечественных и зарубежных показателей, используемые для расчета, не совпадают. Все это приводит к завышению оценки аттестуемого изделия, сопоставляемого с устаревшими данными зарубежных разработок по неполной и неоднозначно трактуемой информации.
 
П. Е. Беленький также считает, что из-за ориентации на зарубежные аналоги как на базу для сравнения разрабатываемая продукция может устаревать уже на этапе подготовки производства. Из-за этого, в частности, до 40% вновь создаваемых изделий аттестуется не по высшей, а по первой категории качества.
 
Введенные с 1986 г. нормативы обновления продукции сами по себе также не решат проблемы повышения технического уровня и качества продукции: они не учитывают ускорения научно-технического прогресса и, соответственно, быстрого сокращения сроков морального старения изделий. Все эти недостатки проявляются уже на стадии проектирования. Технические параметры разрабатываемых систем выбираются на основе прогнозных значений лишь отдельных изолированных характеристик, не связанных обобщающей функциональной зависимостью. Из-за этого проектирование до сих пор мало ориентируется на экономические критерии, хотя экономическая эффективность новой техники в первую очередь зависит как раз от конструкторских решений.
Новая продукция будет соответствовать требованиям высшей категории качества только тогда, когда базой для сравнения станут не показатели уже выпускаемых изделий-аналогов, а прогнозные значения показателей качества и продолжительности производства, и увязка технических параметров, характеризующих качество, с экономическими показателями станет обязательной.
 
Таким обобщающим показателем, отражающим эффективность и качество, считает В. В. Кочетков, может выступать технико-экономический уровень — относительная величина, показывающая изменение значений совокупности экономически взаимосвязанных технических и стоимостных параметров нового изделия по сравнению с прежним, принятым за базу отсчета. Этот показатель отражает рост количества продукции или работы, произведенной в расчете на единицу совокупных затрат труда и других ресурсов, по отношению к базовому варианту. Его основное преимущество — полное  соответствие  содержания  на  всех  уровнях  управления — от технологического процесса до отрасли и народного хозяйства в целом — критерию эффективности общественного производства. Такой показатель создает принципиально новую возможность экономически ориентированного и даже  экономически нормативного  проектирования.
 
Но подобная интеграция показателей — лишь один из возможных путей совершенствования оценки. Е. В. Сапилов (Институт экономики АН СССР), напротив, считает необходимым углубить дифференциацию оценки, автономно оценивать различные группы свойств нового изделия. Но главное, считает он, — усовершенствовать саму процедуру аттестации: сегодня, независимо от того, кто формально входит в аттестационную комиссию, оценку изделию фактически дает само министерство-изготовитель. Оно определяет главное: по каким показателям должна вестись оценка, каковы должны быть значения этих показателей в аттестуемом изделии. А государственным аттестационным комиссиям остается только проверить, соответствуют ли сформулированным требованиям нормативно-технические документы, а сама продукция — этим документам, стандартам и условиям.
 
При таких условиях оценка не может быть объективной. Ей необходимо придать межотраслевой характер, причем потребитель должен играть ведущую роль в определении базы для сравнения, в обосновании ведущего показателя — меры удовлетворения потребностей в тех или иных свойствах продукции. Сегодня в перечне параметров изделия, утверждаемых министерствами, этот показатель вообще отсутствует. И оцениваться должно не соответствие изделия каким-то показателям или аналогам, выбранным изготовителем, а такие характеристики, как технический уровень, уровень качества и экономическая эффективность. Экспертиза по каждой из этих характеристик должна вестись автономно, и решающая роль в каждом случае должна принадлежать представителям тех министерств и ведомств, в чью компетенцию входит определение соответствующих требований к продукции и контроль за их соблюдением. В этом случае каждый участник комиссии будет отвечать за результаты своей работы и перед руководителем министерства-изготовителя, утвердившим состав комиссии, и перед руководителями «своего» министерства, которое он представляет.
 
Высшую категорию качества определяют несколько составляющих: новизна и перспективность технических решений, соответствие или превышение технического уровня по сравнению с лучшими мировыми достижениями, соответствие народнохозяйственной потребности, экономическая эффективность и конкурентоспособность. Соответственно, в состав комиссии, видимо, должны входить представители ГКНТ — для оценки научно-технической новизны и перспективности решений и дизайна, головного министерства по производству данной продукции — для оценки научно-технического уровня, министерства-заказчика или основного потребителя — для определения уровня качества и экономической эффективности (для товаров народного потребления — Министерства торговли) , Министерства внешней торговли — для оценки конкурентоспособности продукции.
 
Разумеется, для подготовки заключений члены аттестационной комиссии должны располагать правом привлекать к этой работе компетентных специалистов из научных учреждений и предприятий и оплачивать им затрату труда на подготовку информационно-справочных материалов и на консультации. Работа самих членов комиссий также должна оплачиваться как работа экспертов — при таком подходе и при высокой ответственности за заключения от них требуются значительные затраты времени.
 
Но не станет ли при таком порядке потребитель предъявлять и завышенные, экономически необоснованные требования к изготовителю? Нет, потому что в завышении требований к аттестуемой продукции потребитель ограничен ценой. Слишком высокие требования приведут к удорожанию продукции, а это будет противоречить хозрасчетным интересам, самого потребителя. Что касается предприятия-изготовителя, то стремление получить надбавку к оптовой цене на продукцию высшей категории качества будет стимулировать коллектив к достижению тех технико-экономических параметров, которые обеспечат максимальный народнохозяйственный эффект. Общая заинтересованность изготовителя и потребителя в максимальном экономическом эффекте будет способствовать, отбору наиболее эффективных решений.
 
Возможно, было бы полезно также ввести порядок предварительных публикаций о намечаемой аттестации той или иной продукции на присвоение ей государственного Знака качества, учредить институт официальных организаций-оппонентов, оценивающих выполнение народнохозяйственных требований к техническому уровню, качеству, экономической эффективности продукции. Такими организациями могут быть научные; учреждения, изучающие спрос на продукцию, ее конкурентоспособность, цены и т. д., предприятия по ремонту и обслуживанию бытовой техники.

(Продолжение в следующем посте.)
Tags: эффективная советская экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment