nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Categories:

Первые впечатления о России немецкого колониста

В Научной библиотеке Саратовского университета хранится книга А. Клауса «Наши колонии», 1869 года издания, написанная на русском языке и содержащая стихотворное произведение немецкого колониста Бернхарда Платена о многолетнем (1764-1770 гг.) путешествии по России в поисках места для поселения. Поэма в книге приводится на немецком языке, но в 1990 году на русский её перевёл профессор СГУ Александр Григорьевич Роках. Мне произведение показалось довольно любопытным.

Бернхард Людвиг фон Платен

Описание путешествия колонистов, а так-же образа жизни русских


1.
Боль выплесну на лист,
Чтоб сообщить в Германию:
Пред вами колонист,
Что перенес страдания.

Прошел отчаянье, жуть
На море и на суше,
Когда ступил на путь,
Что связи все порушил.

2.
Порт Любек местом был,
Что позволяло всем,
Кто б пожелал того,
Уехать насовсем.

Печальная стезя:
Сомненья одолели
Казалось бы, что я
Совсем уже у цели.

3.
Мне б денег заиметь,
Мундир обыкновенный.
Неважно шли дела,
Скажу вам откровенно.

Все это от людей
Я вовсе не скрывал,
Ходил босым как тень,
И риск не испытал.

4.
Вот тут-то и решил
Я счастья попытать,
Которое могло б
В России расцветать.

Тогда и поспешил
На пункт вербовки я,
Сказав: вот офицер,
Дворянская семья.

5.
За милость я прошу,
Чтоб разрешили мне
Царице послужить
В совсем другой стране,

Что выпадает мне
В Россию путь держать,
Придется в той стране
Мне колонистом стать.

6.
В день восемь шиллингов
Тогда я получал,
Мог делать, что хотел,
О чем и не мечтал.

Недели две прошло –
Пора в далекий путь.
Пришел я на корабль,
А радости – ничуть.

7.
Там каждый сам искал,
Где б провиант добыть,
Чтоб путь на Петербург
Без голода проплыть.

А встречный ветер дул,
Путь тяжек, как дурман.
Прикончили еду
И опустел карман.

8.
Недель шесть маята
Все, как в кошмарном сне:
Страх, голод, нищета
Еще живут во мне.

Питанье: соль, вода,
Заплесневелый хлеб.
Казалось, лишь нужда
В запасе у судеб.

9.
Но счастье впереди:
Ораниенбаум, земля.
И каждый мог сойти
На берег с корабля,

Немного отдохнуть
В покое и тепле.
До Петербурга путь
Опять на корабле.

10.
В столице жили мы
В теченье трех недель.
И снова на корабль –
Все та же канитель.

Там получили мы
По десять крейцеров,
Постыдной нищеты
Тем избежав оков.

11.
Испанский был мотив,
Что дорога нам жизнь,
А кошелек пустел,
Хоть за небо держись.

Да шутки плохи тут,
Подумаете вы,
Коль денежкам капут,
А люди без жратвы.

12.
Куда же мне теперь
Путь дальше направлять?
Горю я, как в огне,
Желаньем все узнать,

Спокойно труд сносить,
Просить к тому ж покорно,
Здоровье сохранить,
Менять места проворно.

13.
Читатель, я тебя,
Как и себя искал.
А может быть, друзья,
Нас грех разъединял?

Имей надежду мочь,
Терпеньем утешайся,
Отбрось заботы прочь,
Всем сердцем утешайся.

14.
Здоровье обретем,
Саратов достигая,
А до того зайдем
Мы в Шлиссельбург, блуждая.

Ах, небо, помоги
В мученьях водяных!
Нырнем в единый миг
В пучину вод шальных.

15.
Отрада лишь одна –
В путь новый отправляться,
Пока достав до дна,
Не станем шлюзоваться.

Пред нами Новгород,
Куда мы добрались,
И снова я банкрот –
Гроши перевелись.

16.
Вдруг слышу: мало нам
Совсем проплыть осталось.
А там – конец волнам,
Повозки подавались.

Надежда на жилье,
Домашнее тепло…,
Что настроенье мне,
Признаться, подняло.

17.
Но, тьфу ты, черт возьми!
Все ж, чувствую, не то:
Спокойствия с людьми
Не приобрел никто.

Там нам сказали: «Вон!
Скорее убирайтесь!»
Такой услышав тон,
С надеждой распрощайтесь.

18.
И если целый день
Проходишь ты усталый,
Потянет и домой,
Как в старину, бывало.

Так хочешь отдохнуть
Ты от труда, от холода,
И хлебушка глотнуть,
Что выручит от голода.

19.
Четырнадцать деньков
Должны мы быть в патруле,
И женщин, и багаж
Держать на карауле.

Здесь множество больных
И умерло немало,
А детям прежде всех
Жилья недоставало.

20.
Тут в город мы пришли,
Где корабли в закладке.
А холод до костей –
С жильем-то не в порядке.

Пытались внутрь судов
От холода забраться,
Поскольку до квартир
Нам было не добраться.

21.
И каждый восклицал,
Нельзя здесь зимовать,
Ведь начала вода
Ночами замерзать.

И это все Торжок,
Так место называлось,
Где свой последний слог
Мне написать осталось.

22.
Да, кстати, вспомнил я,
Что дальше написать,
Да этим вот стихом
И времечко занять:

Мы вместе собрались
Прошение подать,
Что просим в зиму нас
Всех расквартировать.

23.
И в самом деле так –
Нас расквартировали,
Хоть мог подумать всяк,
Что мы позамерзали.

В деревни, что вокруг,
Тогда нас поселили,
С хозяевами мы
Квартиры разделили.

24.
И в эти времена
Сменил я ряд занятий,
Но не озлоблен был
От банд и от проклятий.

А новое жилье,
Хоть мрачновато было,
Терпение свое
Однако не растратил.

25.
В то время был я рад,
Что русских рассмотрю:
Возделывают как
Земельку здесь свою?

На удивленье мне
Не пашут толком тут,
Созреет урожай –
Так толком и не жнут.

26.
Воистину, страна
Богата и обильна.
Надеясь на авось,
Не рвется пахарь сильно.

Вот лошадь он берет,
В телегу запрягает,
Копну поверх кладет –
Сарай он получает.

27.
Дождь, ветер или снег –
Порядок тот опять:
Мужик сидит в дому,
Где нечем рук занять.

Но голод и нужда
Уж до него добрались:
«Эй, матка, все неси,
Что там еще осталось!»

28.
Тут палку он берет
И зверски избивает.
Когда я вижу то,
Весь дух во мне сникает.

Да, трудно мне понять,
Как благодатный край
По русской лености
Не превратили в рай.

29.
В тех русских областях,
Которые я знаю,
Леса, луга, поля
Прожить всем позволяют.

Хоть норов у зимы
Известен и заранее,
Коли не в теле вы,
Готовьтесь к замерзанию.

30.
Закончен мой рассказ
Про земли, где побыл я.
Теперь перехожу
К живописанью быта.

Действительно, зимой
Я это наблюдал,
Хоть кажется порой,
Что здорово приврал.

31.
Как только привели
В жилье, то, что мне дали,
Услышал вздохи я,
Молитву и печали.

Был очень огорчен
Старик и молодой,
Что колониста к ним
Пустили на постой.

32.
Я батькино лицо
Запомнил очень злое.
И волосатое,
Но не дано иное.

Он вышел гол почти,
В одной рубашке нижней,
А матка на печи
Лежала неподвижно.

33.
В отверстие печи
Я наблюдал, как, верно,
Хотелось кирпичи
В меня швырять им нервно.

Но староста привел
И тут же удалился.
И батька тот ему,
Конечно, подчинился.

34.
Назавтра поутру,
Лишь потянулся слабо,
Увидел мужика,
Что выглядел как баба.

Подумал про себя:
Что б значило все это,
В одной рубашке он
В виду всего же света?

35.
И стар и млад гужом
Вращают веретена.
И крутится кругом
Здесь все, кроме иконы.

В отдельной келье я
Намерен поселяться,
И куры, и свинья –
Все этому дивятся.

36.
Хватает грязи, но
Зато отдельный вход,
О чем мечтал давно –
Не худший оборот.

Один, что делать тут
В холодные те дни?
Зато тепло, уют,
Вечерние огни.

37.
Весь день хожу-брожу
С хозяйскою семьей
И в потолок гляжу –
Вот распорядок мой.

А старшие в дому –
Те мне еду готовят
И мяса чуть дают,
В еде не прекословят.

38.
Опять капуста, квас,
Пшено, крупа иная.
Недели, как и дни,
Неслышно пробегают.

Когда народ придет,
И сядет стар и млад,
Пустеет мигом стол –
Тут некогда зевать.

39.
С усилием на печь
Взбираются они,
Чтобы набраться сил
На будущие дни.

Проснувшись – ходу вниз,
Слезают друг за другом.
И вот уж батька наш
Весь двор обходит кругом.

40.
Поленьев пару дров,
Соломы лошадям –
И станет вроде как
Теплей и легче вам.

Заметил я тогда,
Скот плохо содержали.
Две старых и худых
Там лошади стояли.

41.
Зерна нет и овса
Скоту не достается,
Лишь сена вдоволь тут,
Поэтому живется.

То, что в хозяйстве немцев
Две лошади везут,
К тому ж в большой телеге,
Воротит батька тут.

42.
В избытке молоко,
А масла с сыром нет –
Крестьяне их не делают,
Для них пока секрет.

По правде, есть изъян
В укладе этой жизни
Сословия крестьян –
Есть место укоризне!

43.
Работает не так,
Чтоб очень через силу.
Живет же кое-как –
Слугой, не господином.

Нет шелка, серебра,
Льняные ткани только,
Что ткет лишь для себя
Хозяйка, ровно столько.

44.
Сапог нет и чулок,
Как вообще обувки.
Из леса же несут
С деревьев лыка скрутки.

Есть в обиходе мех,
Что носят лишь зимою,
И то не каждый день,
А праздничной порою.

45.
Завися жизнью всей
От прихоти природы,
Живут здесь тяжело.
Одежды в непогоду

Достойной нет у них,
А быть могла б наградой.
Я больше б не хотел
О том писать – не надо.

46.
Застыло сердце в теле,
И кошелек пустой.
Мне на печи хотелось
Быть вместе с матушкой.

О «живности» в дому
Я должен написать,
О той, что по утрам
Мне не дает поспать.

47.
В дому и дым и чад,
Поскольку нет трубы.
Обед в печи готов мой,
Скажу без похвальбы.

Горшок, или бадейка –
Так здесь горшок зовут –
Чугунная посуда
Всегда в хозяйстве тут.

48.
Железа, меди нет,
Нет олова, свинца.
А сковороды есть –
И жарят без конца.

И всю посуду тут,
Тарелки все и ложки
Из дерева кроят
Ценой дешевле гроша.

49.
Хоть окна из стекла,
Его лишь два кружочка,
Что солнышко едва
На пол поставит точку.

Кроватей нет у них,
Скамья и печь все та же,
За что хозяйка их
Спасибо мужу скажет

50.
За то, что эту печь
Он в силах был сложить,
А после и дитя
На печке зародить.

Обычай есть у них
В неделю раз купаться,
Друг друга в гости звать
И вместе полоскаться.

51.
За то, что батька в доме
Неделю прогулял,
За то платил он голым,
Как матушку купал.

Что показалось мне,
Что увидал опять,
Я не могу всего
Того пересказать.

52.
Сижу я за столом,
Пишу вот эти строки,
А матка на скамье
И батька….

Что там произошло,
Об этом я не знаю,
Опять не повезло,
Лишь вздохам я внимаю.

53.
С чем связан поцелуй
И что случилось дальше,
Не должен говорить,
Дабы избегнуть фальши.

За дело я примусь
Опять писать заметки.
И все наводит грусть,
А перерывы редки.

54.
Спокойно жили мы
В квартирах на постое,
И каждый ожидал,
Что будет все иное.

Но если мы хотим
Отсюда дальше ехать,
На барке повезут,
А это не до смеха.

55.
От дела вдалеке,
Его уж так заждались,
Что с радостью к реке
Мы по весне собрались.

С сознаньем, что туда,
Куда нам разрешили,
Мы скоро попадем,
Отплыть мы поспешили

56.
А Волга нас сама
Своей волной качала
И город Кострома
Явился у причала.

Что ж, парус натяни,
Пускай бушуют волны.
И да продлятся дни,
Скажу надежды полный.

57.
Семь городов прошли,
Счастливо миновали
И скоро на пути
Саратов увидали.

Заметил капитан
Казацкие патрули.
Наверное, глаза
Его не обманули.

58.
Вот город впереди
По имени Саратов.
Чрез два часа пути
Нас уж ведут куда-то.

Какое счастье, что
Мы прибыли на место.
Теперь держись, не то
Из слабого ты теста.

59.
Подумал про себя,
Чем плох нам город тот?
Хотя ограды нет
И мало здесь ворот.

Сто раз не умирать,
И дикой жизни этой
Хлебнем немало мы
Уже ближайшим летом.

60.
Детишки здесь гурьбой,
Казаки у причала,
Наверное, судьба
В Саратов нас прислала.

Здесь хлебные поля,
А также кукуруза.
Здесь ветки диких слив
Сгибаются от груза,

61.
Хотя растут они
В лесу и у дороги.
Пойдет здесь помидор,
Ячмень и рис немного.

Терпеньем утешаться,
Надежды не терять,
Довольным всем казаться,
Не злиться, не роптать!

62.
А сердце веселилось,
Смеялися глаза:
«Завоевали» землю мы
Всего за полчаса.

Здесь встречные крестьяне
Мне «колонист» в ответ,
Пропали горожане,
Ремесленников нет,

63.
Потомственных дворян,
Чиновников, военных.
Зато полно крестьян,
Начальством нестесненных.

Что, сердце, ты молчишь?
Сомненье беспредельно.
Как много нас больных,
Немало и смертельно.

64.
Прикидываю всяк:
Пахать пора пришла.
Прочь порох и свинец,
Ружейные дела.

Хочу принадлежать
К особой, новой касте.
Хоть нечего пожрать,
Готовься к новой власти.

65.
Когда прилежен ты
И лень не одолела.
Так наш Отец живет,
Что пищу нам дает.

Так в мире заживем
Мы, колонисты-братья.
Веселья что-то нет,
На ум нейдут объятья.

66.
Из офицера смочь
Учителем здесь стать,
Болезни превозмочь,
В ответ добро сказать.

Уж слышно: «Выходи,
Коль место есть в России.
Здесь заживете вы,
Как будто крепостные.

67.
Свой заработать хлеб
Не так легко, поверьте.
Здесь волею судеб
Останетесь до смерти».

Работы много тут,
А там, что даст нам небо.
Пока нужда и труд
И очень мало хлеба.
Tags: Российская Империя, как жЫть раньше, общество, стихи
Subscribe

  • Зогбавно

    Я понимаю, что современные коммунисты к коммунистам прошлого имеют такое же отношение, как попа к пальцу, но всё-таки весьма зогбавно видеть именно…

  • Любопытно

    Мне кажется, или это украинский сегмент ютуба подарил нам категорию "объяснители-эксперты по всем вопросам"? Например, Бизяев, Белашко, Подоляка.…

  • Рогульский холдем

    Зеленский, Шмыгаль, Кулеба и Данилов - лютое украинское каре. Самое любопытное, что, похоже, большинство украинцев их государство устраивает, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment