nilsky (nilsky_nikolay) wrote,
nilsky
nilsky_nikolay

Category:

О свободе собраний сто лет назад

В жеже много и часто обсуждают всяких несогласных. Которым то удается где-нибудь собраться и понесоглашаться с чем-нибудь, то не удается. Если удается - их разгоняют. Если не удается - тоже плохо.
Естественно, осуждающие разгоняющих и согласные с несогласными сильно недовольны подобной практикой. Всем им, а также просто интересующимся будет, наверное, небезынтересно почитать 1906 года выпуска

Высочайшим Манифестом 17 октября 1905 г. Вашему императорскому величеству благоугодно было возложить на правительство обязанность даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах, между прочим, свободы собраний.
Приступая к обсуждению представленных во исполнение таковой монаршей: воли министром внутренних дел и бывшим министром юстиции, тайным советником Манухиным, предположений по сему предмету, Совет министров принял во внимание, что изданный 12 октября 1905 г. именной указ Правительствующему Сенату об установлении временных правил в дополнение действующих постановлений о собраниях подлежит пересмотру как в отношении соответствия его принципам гражданской свободы, так и ввиду выяснившихся за последнее время условий практического его применения. За установлением манифестами 6 августа и 17 октября минувшего года нового порядка рассмотрения законопроектов пересмотру этому надлежит придать значение составления также временных правил, тем более что осуществление свободы собраний во всей полноте, допустимое при нормальном течении жизни государства, ныне не может быть еще признано своевременным ввиду существующего среди населения брожения.
Исходя из этих соображений, Совет остановился на рассмотрении вопроса о том, какие из публичных собраний должны быть воспрещаемы и в каком порядке, по каковому вопросу усматривается существенная разница в предположениях министра внутренних дел и тайного советника Манухина. Согласно проекту министра внутренних дел, в сем отношении должны быть оставлены в силе действующие постановления, изложенные в ст. 3 отд. 1 закона 12 октября, на основании коих собрания, цель или предмет занятий которых противны закону или устройство которых угрожает общественным спокойствию и безопасности, воспрещаются начальниками полиций. С своей стороны, бывший министр юстиции в объяснениях к составленному им проекту находил, что в законе 42 октября основания для воспрещения собраний изложены в выражениях, предоставляющих полный простор усмотрению полицейской власти при разрешении вопроса об открытии собрания. В сих видах тайный советник Манухин признавал правильным ограничить право полиции на воспрещение собраний лишь такими, предметы занятий коих противны уголовным законам или общественной нравственности. Наряду с этим в том же проекте для обеспечения наиболее правильного и беспристрастного разрешения вопроса о наличности поводов для воспрещения или закрытия собраний предположено дела этого рода рассматривать в судебном порядке и подчинить их ведению мировых судей и уездных членов окружного суда при участии прокурорского надзора.
Обсудив изложенные предположения, Совет находит, что при настоящем состоянии внутренней жизни государства в отношении публичных собраний, нередко могущих приобрести характер опасных, потребовались бы меры быстрые и решительные, а сему условию административный порядок разрешения удовлетворяет более, чем порядок судебный. Кроме того, в случае отнесения сего рода дел к ведению суда, их пришлось бы ввиду спешности дела признать подсудными единоличным органам судебных установлений, притом мало осведомленным об особенностях общественного в данное время настроения, каковые особенности не могут, по убеждению Совета, оставаться без влияния на отношения правительственной власти к тем или другим собраниям. Что касается гарантии для беспристрастного и правильного решения вопросов о воспрещении публичных собраний, то гарантия эта должна заключаться в предоставлении разрешения их высшей местной полицейской власти и в установлении особых кратких сроков для облегчения обжалования действий полицейских начальств.
При дальнейшем засим пересмотре правил 12 октября Совет министров принял во внимание, что на точном их основании, если после двукратного предупреждения порядок в нем не будет восстановлен, то надзирающий за порядком в собрании или назначенное для присутствия в собрании должностное лицо обязаны распорядиться закрытием собрания, «когда оно явно отклонилось от предмета его занятий, когда в собрании высказываются суждения, возбуждающие вражду одной части населения против другой, производятся неразрешенные денежные сборы и нарушен порядок собрания мятежными возгласами либо заявлениями, восхвалением либо оправданием преступлений, возбуждением к насилию либо неповиновению властям или же распространением преступных воззваний либо изданий». Между тем вслед за изданием означенных правил Министерство внутренних дел циркуляром от 14 того же октября за № 5155 разъяснило губернаторам и градоначальникам, что в законе этом «установлены признаки, наличность которых дает право признавать, что собрание приняло угрожающий общественным спокойствию и безопасности характер. Признакам этим отнюдь, однако, не должно быть придаваемо того значения, что раз на собрании произошел тот или иной соответствующий им факт, то собрание должно быть немедленно же закрыто. Единичный мятежный возглас или заявление, временное отклонение собрания от предмета занятий, высказанное кем-либо суждение, не нашедшее себе отклика, остановленный тотчас же председателем сбор денег, разбрасывание или передача каких-либо листков или воззваний, содержание коих не подвергнуто немедленному обсуждению, и тому подобные обстоятельства должны служить лишь к усилению внимания присутствующего на собрании должностного лица, в крайнем случае к обращению его к надзирающему за порядком председателю или распорядителю с заявлением о необходимости восстановить порядок». В соответствие с выраженною в приведенном циркуляре вполне правильно мыслью, по мнению Совета министров, надлежит ограничиться указанием в законе, что публичное собрание закрывается в тех случаях: 1) когда в нем оказываются лица, в собрания не допускаемые, и эти лица не покинут собрания или не будут из него удалены вопреки предупреждениям и 2) когда собрание приняло характер противозаконный, противонравственный или же угрожающий общественным спокойствию и безопасности.
Наряду с этим не следует упускать из виду, что с устранением некоторых существующих ныне стеснений в устройстве собраний правительство, однако, не должно отказываться от такого за ними надзора, который обеспечил бы возможность предупреждения и преследования опасных для государственного порядка и общественного спокойствия проявлений деятельности сих собраний. Рассматривая с этой точки зрения закон о собраниях 12 октября, Совет признавал, что и в сем отношении некоторые его постановления представляются не вполне удовлетворительными. Так, прежде всего следует отметить, что упомянутый закон относится только к тем собраниям, в которых обсуждаются вопросы государственные, общественные и экономические. Между тем не подлежит сомнению, что собрания, созываемые для рассмотрения вопросов религиозных, научных и др., могут, по отсутствию резких между различными областями граней, принять иногда характер, угрожающий опасностью общественному порядку, и посему вызывать необходимость применения и к сим собраниям ограничительных мер.
Вследствие сего и для устранения неполноты объема применения закона 12 октября было бы желательно распространить действие обсуждаемых правил на разного рода публичные собрания, безотносительно к тому обстоятельству, для рассмотрения каких именно вопросов собрания эти устраиваются. С другой стороны, надлежит обратить внимание на то, что по смыслу отд. V закона 12 октября постановления оного не могут иметь применения к таким «частным» собраниям, приглашение к участию в коих совершается именными извещениями. Правило сие, очевидно, установлено в том предположении, что такие собрания не имеют характера многолюдного сборища и не представляют засим серьезной опасности для общественного порядка и спокойствия. Однако на практике предположение это не оправдалось, так как в помещениях, предназначенных для заседаний ученых, благотворительных и других обществ, а равно для театров, концертов, выставок и т. п., происходили многолюдные, а иногда и угрожавшие общественной безопасности сборища лиц, которые б обход закона лишь проставляли свои фамилии на бланках повесток, подписанных устроителями таких собраний. Для устранения сего представлялось бы соответственным: 1) оговорить в законе, применяясь к толкованию Правительствующего Сената (реш[ение] Уголовного] кассационного] департамента] 1869 г. № 347), что публичными собраниями признаются доступные неопределенному числу лиц или хотя бы и определенному числу лиц, но поименно неизвестных устроителям собрания, и 2) приравнять собрания, устраиваемые в помещениях, имеющих публичный характер, к публичным в отношении разрешения начальству назначать для присутствования в нем должностное лицо. С другой же стороны, Совет министров считает полезным указать, что собрание, в коем участвуют одни члены законно существующего общества или союза, не почитается публичным.
Переходя затем к вопросу о местах собраний, Совет усматривал, что в указе 12 октября по сему предмету не содержится достаточно полных указаний, что в этом отношении в проектируемый закон полезно было бы ввести некоторые определения, без нарушения, однако, принципа свободы собраний.
Сообразно сему бывали случаи многолюдных собраний, иногда политического характера и весьма смешанного состава, в стенах учебных заведений. Для устранения такого, без сомнения, нежелательного явления было бы полезно оговорить, что в помещениях сих заведений могут быть соответственно их назначению публичные собрания только научного характера или такие собрания, которые разрешаются действующими уставами учебных заведений или правилами о них.
Останавливаясь далее на обсуждении вопроса об отношении административных властей к подготовительным собраниям для выборов членов Государственной думы, Совет находил, что на основании отдела VIII закона 12 октября этого рода собрания могли быть закрываемы полициею только в том случае, если в них «кажутся лица, в собрания не допускаемые, или последние примут характер, угрожающий общественным спокойствию и безопасности. Приведенное правило было издано в развитие 1 и 2 ст. приложения к ст. 38 Положения о выборах в Государственную думу и 24—26 ст. Правил о введении в действие и применении учреждения Государственной думы, каковыми статьями установлено было право полиции присутствовать на этих собраниях и в известных случаях закрывать их.
Между тем указом 11 декабря 1905 г. об изменении Положения о выборах в Государственную думу перечисленные выше статьи законов б августа и 18 сентября заменены правилами отд. XII, по силе коих чины полиции в собраниях выборщиков не присутствуют. Соответственно сему Совет министров полагает необходимым в проектируемом законе указать, что он ввиду пункта 6-го упомянутого отд. XII не распространяется на подготовительные собрания выборщиков по выборам в Государственную думу. Относительно же иногда весьма многолюдных собраний избирателей Совет находит полезным применительно к отд. VIII указа 12 октября установить, что сего рода собрания в определенных случаях могут быть закрываемы полициею. Засим особо оговаривать того, что эти собрания не могут быть наперед запрещаемы, не представляется необходимым, так как по силе ст. 5 отд. XII указа 11 декабря 1905 г. на устройство их разрешения не испрашивается, а таковым, согласно предоставленному законом общему разрешению подобных собраний, лишь заявляется начальнику местной полиции, не позднее как за двадцать четыре часа до собрания.
Что касается уголовной ответственности за нарушение настоящих правил, то Совет признавал полезным дополнить в этом отношении отд. IV закона 12 октября включением в карательные статьи специальной оговорки о наказуемости лиц, самовольно продолжающих занятия в публичном собрании заведомо после объявления его закрытым, а равно лиц, кои своими противозаконными речами или действиями вызовут закрытие законно состоявшегося собрания. Признавая засим по тревожным обстоятельствам настоящего времени необходимым оставить в силе правила отд. IV указа 12 октября о созыве съездов, Совет вместе с тем счел соответственным в постановления означенного указа внести следующие частные изменения и дополнения.
1. Ввиду воспоследовавшего 16 декабря 1905 г. высочайшего повеления об участии в обществах и собраниях лиц, состоящих на военной и военно-морской службе, в проектируемые правила должна быть включена об этом соответствующая оговорка.
2. По примеру австрийского и прусского законов о собраниях желательно оговорить: а) что разрешения начальника местной полиции не требуется для происходящих в обычном порядке религиозных процессий, о которых должна лишь быть предварена ближайшая местная полицейская власть, и б) что на расстоянии двух верст в окружности от местопребывания Вашего императорского величества или места заседаний Государственного совета и Государственной думы на время их сессий публичные собрания под открытым небом не должны быть разрешаемы.
3. В отступление от текста указа 12 октября в проектируемых правилах не следует упоминать об обязанности лиц, надзирающих за порядком в собрании, сообщать назначенному для присутствия в собрании должностному лицу по требованию последнего имена, отчества и фамилии принимающих участие в суждениях, так как, с одной стороны, выполнение этой обязанности может представиться крайне затруднительным и даже иногда совершенно невозможным при многолюдном собрании, а с другой — такое требование не достигает своей цели при отсутствии каких-либо гарантий в верности сообщаемых сведений; и
4. В видах устранения могущих возникнуть на практике сомнений надлежит пополнить проектируемые правила указанием, что действие их не распространяется на собрания, устраиваемые по распоряжению правительственных мест и лиц.
На основании всего вышеизложенного Совет министров полагал:
I. Представить на высочайшее Вашего императорского величества благовоззрение проект нижеследующих временных правил о собраниях.
1. Собрания частного характера могут быть устраиваемы без разрешения правительственной власти, в отношении же публичных собраний устанавливаются правила, изложенные в следующих статьях.
2. Публичными признаются собрания, доступные неопределенному числу лиц или хотя бы и определенному числу лиц, но поименно неизвестных устроителям собрания. Собрание, в коем участвуют одни члены законно существующего общества или союза, не почитается публичным.
3. В помещениях, занимаемых учебными заведениями, могут быть устраиваемы только публичные собрания строго научного характера или такие, которые разрешены действующими уставами учебных заведений или правилами о них.
4. Желающий устроить публичное собрание обязан письменно заявить о том начальнику местной полиции — градоначальнику, обер-полициймейстеру, либо полициймейстеру, или же исправнику, либо соответствующему ему должностному лицу — не позднее, как за трое суток до открытия собрания, а если о времени и месте оного предполагается огласить во всеобщее сведение, то не позднее, как за трое суток до такого оглашения. Если собрание созывается не в месте постоянного пребывания начальника полиции, то заявление должно быть подано не позднее, как за семь суток до открытия собрания или оглашения о нем.
5. В заявлении должны быть точно означены день, час, место и предмет занятий собрания, а также имя, отчество, фамилия и место жительства устроителя или устроителей собрания. Если в собрании назначено выслушание доклада, сообщения или речи заранее определенного лица, то его имя, отчество,
фамилия и место жительства должны быть указаны в заявлении.
6. Публичные собрания, созываемые в городских поселениях под открытым небом в предназначенном для общего пользования месте (на улице, площади и т. п.), допускаются не иначе, как с разрешения губернатора или градоначальника. Устройство таковых собраний на расстоянии двух верст в окрестности от места действительного пребывания его императорского величества или от места заседаний Государственного совета и Государственной думы во время их сессий не может быть разрешаемо.
7. Правило предшествующей (6) статьи не распространяется на происходящие в обычном порядке похоронные шествия, свадебные поезда, крестные ходы и другие религиозные процессии, для коих не требуется разрешения, а о времени и месте шествия или процессии должна быть лишь предварена ближайшая местная полицейская власть.
8. Публичные собрания, предметы занятий коих противны уголовным законам или общественной нравственности или угрожают общественному спокойствию и безопасности, воспрещаются начальником местной полиции (ст. 4). О таковом воспрещении с указанием оснований устроители извещаются за сутки до предположенного открытия собрания или оглашения о нем во всеобщее сведение, а если собрание созывается не в месте постоянного пребывания начальника полиции, то за двое до того суток.
9. На публичные собрания не допускаются: лица вооруженные, за исключением тех, коим ношение оружия присвоено законом, учащиеся в низших и средних учебных заведениях и вообще малолетние.
10. В отношении участия в публичных собраниях состоящие на военной и военно-морской службе подчиняются действию высочайшего повеления 16 декабря 1905 г.
11. Губернатору или начальнику местной полиции (ст. 4) предоставляется назначать для присутствия в публичном собрании должностное лицо, коему по его указанию распорядителями собрания (ст. 12) отводится место.
(Примечание.* Право назначать должностное лицо для присутствования на собрании принадлежит губернатору или начальнику местной полиции в отношении всякого рода, кроме указанных выше в примечании к 1-й статье, собраний, устраиваемых в театрах, концертных и выставочных залах, в зданиях общественных и сословных учреждений и в помещениях, специально для публичных собраний приспособленных или отдаваемых для этой цели внаем, а равно в гостиницах, кухмистерских, столовых, трактирных и тому подобных заведениях.)
12. Надзор за соблюдением порядка в публичном собрании возлагается на устроителей собрания, которые могут из своей среды выбрать одного или нескольких распорядителей, имена коих до открытия собрания должны быть сообщены начальнику местной полиции (ст. 4) или назначенному для присутствия в собрании должностному лицу (ст. 11). Если собранием избран председатель, то обязанности по указанному выше надзору переходят на него.
13. Публичное собрание закрывается распорядителями собрания или его председателем: 1) если в собрании оказываются лица, в собрания не допускаемые (ст. ст. 9 и 10), и эти лица по двукратном предупреждении не покинут собрания или не будут из него удалены и 2) если по ходу занятий собрания усматривается, что вопреки двукратному предупреждению оно обращается в собрание, подлежащее запрещению на основании ст. 8 сих правил.
14. При наличности условий, в ст. 13 указанных, должностное лицо, присутствующее в собрании (ст. 11), требует от распорядителей или председателя собрания (ст. 12) закрытия оного. Если требование означенного должностного лица не будет исполнено, то по двукратном предупреждении это лицо закрывает собрание своею властью.
15. Публичное собрание, состоявшееся без предварительного заявления (ст. 4), или разрешения (ст. 6), или же вопреки воспрещению (ст. 8), закрывается полицией немедленно.
16. По объявлении публичного собрания закрытым участники его обязаны разойтись. При неисполнении сего они удаляются мерами полиции.
17. Разрешение съездов, в том числе и съездов лиц определенных званий или занятий, если порядок созыва сих съездов не установлен законом или высочайше утвержденным уставом, предоставляется министру внутренних дел по соглашению в потребных случаях с подлежащими министрами или главноуправляющими отдельными частями и с тем, чтобы к публичным собраниям съездов применялись настоящие правила.
18. Подготовительные к выборам в Государственную думу собрания избирателей (Указ 11 дек. 1905 г. об изменении] Положения] о выб[орах] в Государственную] думу, отд. XII, ст. 1—5) могут быть закрываемы полицией только в случае, предусмотренном выше ст. 14 настоящих правил.
19. Жалобы на распоряжения и действия должностных лиц по воспрещению или закрытию публичных собраний приносятся в общеустановленном порядке. Такие жалобы в случае подачи их тому должностному лицу, действия коего обжалованы, представляются по начальству вместе с необходимым объяснением в трехдневный со времени подачи срок; в случае же подачи жалобы непосредственно начальству объяснения по обжалованным действиям должны быть представлены также в трехдневный срок по истребовании сих объяснений. Рассмотрение этого рода жалоб производится без всякого промедления.
Виновный в устройстве или открытии публичного собрания без надлежащего заявления или собрания, заведомо неразрешенного или воспрещенного, а равно устроители, распорядители или председатель законно состоявшегося собрания, виновные в неисполнении обязанностей, возлагаемых на них настоящими правилами, если не подлежат более строгому наказанию за учиненные ими преступные деяния, наказываются: арестом на срок не свыше трех месяцев или денежным взысканием не свыше трехсот рублей.
Сему же наказанию подлежат: а) лица, явившиеся вооруженными в означенное собрание, если лицам этим ношение оружия не присвоено законом, и б) лица, которые будут продолжать занятия в публичном собрании после того, как оно заведомо объявлено закрытым.
21. Лица, участвующие в публичных собраниях, заведомо созванных без надлежащего заявления или заведомо неразрешенных или запрещенных, а также и лица, участвовавшие хотя и в законно созванном собрании, но во время занятий оного своими противозаконными действиями или речами, вызвавшие закрытие собрания, наказываются, если не подлежат более строгому наказанию за учиненное ими преступное деяние, арестом на срок не свыше одного месяца или денежным взысканием не свыше ста рублей.
22. Дела о нарушении настоящих правил (ст. 20 и 21) подчиняются ведению мировых судей, а в местностях, где введено в действие положение об участковых земских начальниках, — уездных членов окружных судов.
II. Ходатайствовать перед Вашим императорским величеством о монаршем соизволении на внесение настоящего проекта временных правил о собраниях в Государственный совет для неотлагательного рассмотрения в Общем Совета собрании.

Подлинный журнал подписан г.г. председателем и членами Совета министров и скреплен управляющим делами Совета.

[Не позднее 27 января ] Копия. На подлинном его императорскому величеству благоугодно было собственноручно начертать: «Согласен». В Царском Селе. 27 января 1906 г.

ЦГИА СССР, ф. 1276, оп. 1, д. 43, л. 45—51 об. Заверенная копия, типограф, экз.

Приводится по: «Совет министров Российской Империи. 1905—1906 гг. Документы и материалы», — Ленинград, «Наука», Ленинградское отделение, 1990 год



P.S. Выдержка для колеблющихся "тыкать/не тыкать": Между тем вслед за изданием означенных правил Министерство внутренних дел циркуляром от 14 того же октября за № 5155 разъяснило губернаторам и градоначальникам, что в законе этом «установлены признаки, наличность которых дает право признавать, что собрание приняло угрожающий общественным спокойствию и безопасности характер. Признакам этим отнюдь, однако, не должно быть придаваемо того значения, что раз на собрании произошел тот или иной соответствующий им факт, то собрание должно быть немедленно же закрыто. Единичный мятежный возглас или заявление, временное отклонение собрания от предмета занятий, высказанное кем-либо суждение, не нашедшее себе отклика, остановленный тотчас же председателем сбор денег, разбрасывание или передача каких-либо листков или воззваний, содержание коих не подвергнуто немедленному обсуждению, и тому подобные обстоятельства должны служить лишь к усилению внимания присутствующего на собрании должностного лица, в крайнем случае к обращению его к надзирающему за порядком председателю или распорядителю с заявлением о необходимости восстановить порядок». Золотые слова)))
Tags: история, политика
Subscribe

  • Подумалось тут...

    В связи с 30-летием "независимости" будущего Юго-Западного федерального округа подумалось, что т.н. украинцы всё-таки уникальный народ: они…

  • Пять копеек, или Назад к политике?

    В Омерице действительно происходят интересные события. Но, на мой взгляд, немного не там, на чём акцентируют внимание СМИ. В СМИ муссируется…

  • Любопытно

    Интересно, куда уедет Чубайс? В САСШ? Или таки в Лондон... Полагаю, в Лондон. Если выпустят, конечно.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments